×
г.Новосибирск

Брачный договор: судебные споры по недействительности

Оспаривание брачного договора. Права и обязанности супругов. Применение ст.40, 41, 42 Семейного кодекса РФ. Расторжение или недействительность брачного договора. Дефекты формы или содержания. Недостатки при заключении. Раздел собственности, имущества. Особенности дел о банкротстве.

1.  Брачный договор как способ сохранения активов при банкротстве.

В результате заключения брачного договора совместно нажитое имущество, имевшее режим совместной собственности, перешло к супруге должника, формирование конкурсной массы оказалось невозможным ввиду выбытия от должника доли в имуществе. Действия сторон свидетельствуют о мнимом характере заключенного ими брачного договора с целью недопущения обращения взыскания по обязательствам должника на принадлежащее им имущество.

Судебный акт: Постановление 7ААС от 11.02.2019 по делу А03-10012/2017

ПАО «Сбербанк России» в лице Алтайского отделения №8644 (далее – ПАО «Сбербанк России», кредитор) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением об оспаривании сделки должника, в котором со ссылкой на статьи 10, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации и статью 61.2 Закона о банкротстве просит

- признать недействительным брачный договор от 07.04.2015, заключенный между Захаровым Романом Евгеньевичем и Захаровой Викторией Игоревной, удостоверенный нотариусом Барнаульского нотариального округа Худяковой Татьяной Петровной, зарегистрированный в реестре за № 2-2195;

- обязать Захарову Викторию Игоревну возвратить в общую совместную собственность с Захаровым Романом Евгеньевичем имущество, перечисленное в брачном договоре от 07.04.2015;

Определением Арбитражного суда Алтайского края от 20.11.2018 (резолютивная часть объявлена 13.11.2018) признан недействительным брачный договор от 07.04.2015, заключенный между Захаровым Р.Е. с Захаровой В.И., удостоверенный нотариусом Барнаульского нотариального округа Худяковой Татьяной Петровной, зарегистрированный в реестре за № 2-2195. Применены последствия недействительности сделки

Судом установлено, что оспариваемый брачный договор не исполнялся заключившими его лицами.

Указанное обстоятельство подтверждается тем, что супругами не осуществлена государственная регистрация права собственности каждого из них на имущество, которое было разделено на основании брачного договора.

Мнимый характер оспариваемой сделки и совершение ее с целью вывода имущества должника также подтверждается тем, что в течение непродолжительного периода времени после ее заключения в отношении вышеуказанного имущества совершен ряд сделок, направленных на неоднократный переход права собственности на имущество от одних лиц к другим.

Арбитражный суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что вышеуказанные действия Захарова Р.Е. и Захаровой В.И. свидетельствуют о мнимом характере заключенного ими брачного договора с целью недопущения обращения взыскания по обязательствам должника на принадлежащее им имущество.

Судом также установлено, что на момент заключения оспариваемой сделки Захаров Р.Е. и Захарова В.И. состояли в браке, что в силу положений пункта 3 статьи 19 Закона о банкротстве указывает на совершение сделки между заинтересованными лицами.

В этой связи довод Захаровой В.И. о том, что она не знала об обязательствах должника, правомерно признан судом первой инстанции необоснованным.

Кроме того, согласно копия паспортов Захаров Р.Е. в период с 26.09.2006 до 25.05.2015 и Захарова В.И. в период с 05.10.2006 до 25.05.2015 были зарегистрированы по одному адресу: г. Рубцовск, пр-т Рубцовский, 23-176.

Представленная в материалы дела справка товарищества собственников жилья «Наш дом» № 21 от 28.09.2018 в отсутствие иных доказательств не подтверждает факта раздельного проживания супругов на момент заключения оспариваемого договора.

Установив, что обязательства Захарова Р.Е. перед кредиторами, включенными в реестр требований кредиторов должника, возникли в период, когда были заключены вышеуказанные сделки, суд первой инстанции правомерно указал, что совместно и последовательно в течение непродолжительного времени, совершая сделки в том числе с заинтересованным лицом (мать Захаровой В.И.), супруги преследовали цель вывода активов должника.

2.  Злоупотребление правом при заключении брачного договора. Фиктивный брачный договор.

Брачный договор заключен на неравноценных условиях. Договор был направлен не на справедливое распределение имущества супругов, а на вывод ликвидного имущества должника.

Судебный акт: определение АС г. Москвы от 21 января 2019 г. по делу № А40-116301/17-186-166Ф

В Арбитражный суд города Москвы 28.08.2018 г. поступило заявление финансового управляющего Резник Анны Александровны - Макарова В.В. о признании сделки с Плякиным Алексеем Вячеславовичем (брачного договора от 15.11.2016 г.) недействительной и применении последствий ее недействительности, которое подлежит рассмотрению в настоящем судебном заседании. По мнению финансового управляющего, брачный договор от 15.11.2016 г., заключенный между Плякиным А.В. и должником является недействительным, поскольку сделка совершена на неравноценных условиях, а также со злоупотреблением правом, в связи с чем просит признать ее недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и ст. ст. 10, 153 ГК РФ.

Судом установлено, что дело о банкротстве в отношении Резник А.А. возбуждено 03.07.2017, оспариваемый брачный договор заключен 15.11.2016, то есть менее чем за один год до возбуждения дела о банкротстве.

Согласно п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

По условиям оспариваемого брачного договора поименованное в нем имущество, подлежащее специальной регистрации или учёту, приобретённое супругами во время брака и до момента заключения договора будет считаться исключительно собственностью Плякина А.В.

Какого-либо встречного предоставления в пользу Резник А.А. от Плякина А.В. за переходящее в его собственность имущество оспариваемым брачным договором не предусмотрено.

Учитывая, что в соответствии с условиями брачного договора Резник А.А. утрачивает права на имевшееся у нее имущество, подлежащее специальной регистрации или учету, без встречного предоставления, суд приходит к выводу о заключении брачного договора на неравноценных условиях, что является основанием для признания брачного договора от 15.11.2016 г. недействительным на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Оценивая также доводы финансового управляющего о наличии злоупотребления правом при заключении Резник А.А. и Плякин А.С. на момент заключения брачного договора состояли в браке и не могли не знать о наличии неисполненных обязательств.

С учетом того, что по условиям брачного договора подлежащее регистрации нажитое в браке имущество выбывает из собственности Резник А.А., фактическое исполнение обязательств даже после вынесения судебных актов о взыскании задолженности становится затруднительным или даже невозможным.

Кроме того, суд также учитывает, что брак между Резник А.А. и Плякиным А.В. прекращен 19.05.2017. Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 12.12.2017 по гражданскому делу № 2-18035/17 произведен раздел имущества, нажитого совместно в браке; за Резник А.А. и Плякиным А.В. признано по 1/2 доли в праве общей долевой собственности.и брачного договора, суд учитывает следующее.

Оценивая в совокупности имеющиеся в материалах дела доказательства, суд приходит к выводу о том, что оспариваемый брачный договор был направлен не на справедливое распределение имущества супругов, а на вывод ликвидного имущества должника в условиях очевидно свидетельствующих о дальнейшем взыскании с Резник А.А. задолженностей по уже существовавшим обязательствам.

Указанные действия являются недобросовестными, признаются судом злоупотреблением правом, что является самостоятельным основанием для признания брачного договора от 15.11.2016 г. недействительной сделкой.

3.  Неравноценные условия брачного договора для вывода активов при банкротстве.

Сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов и в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов.

Судебный акт: Постановление 20ААС от 12.12.2018 г. по делу А09-11702/2016

Ссылаясь на то, что оспариваемая сделка по заключению брачного договора является мнимой, заключена в отношении заинтересованного лица (супруги) с целью вывода активов должника и причинения вреда имущественным правам кредиторов, что влечет ее недействительность по основаниям, предусмотренным статьей 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротства)», а также на основании положения статей 10, 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, кредитор обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением. Частично удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно руководствовался следующим.

Из материалов дела следует, что на момент заключения оспариваемой сделки (брачный договор от 24.10.2015) Сидоренко А.В. являлся индивидуальным предпринимателем (ОГРНИП 307324302600089), а, следовательно, к оспариваемой сделке подлежат применению положения статей 61.2, 61.3, 213.32 Закона о банкротстве.

Из материалов дела следует, что спорная сделка (от 24.10.2015) совершена в течение одного года до принятия заявления о признании должника банкротом (13.09.2016), то есть в предусмотренный пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве период подозрительности.

По условиям брачного договора от 24.10.2015 изменен установленный законом режим совместной собственности супругов и установлен режим раздельной собственности в отношении квартиры, общей площадью 134,8 кв.м., кадастровый (или условный номер) 32:28:0031201:147, расположенной по адресу: г. Брянск, ул. 7-я Линия, д. 15, кв. 60, в пользу супруги должника - Сидоренко О.В. Какого-либо встречного предоставления в пользу Сидоренко А.В. от Сидоренко О.В. за переходящее в ее собственность имущество брачным договором не предусмотрено. Реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе или лишения одного из них полностью права на имущество, нажитое в период брака. Учитывая, что в соответствии с условиями брачного договора Сидоренко А.В. утрачивает права на имеющееся у него имущество (квартиру), подлежащее специальной регистрации или учету, без встречного предоставления, в отсутствие у должника зарегистрированных прав на иное недвижимое имущество, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о заключении брачного договора на неравноценных условиях, что является основанием для признания брачного договора недействительным на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Сидоренко О.В. являясь заинтересованным лицом по отношению к должнику - Сидоренко А.В., знала или должна была знать о неплатежеспособности своего супруга, а, следовательно, знала о совершении сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Учитывая, что должником имущество было отчуждено в пользу супруги безвозмездно, сделка заключена между заинтересованными лицами при наличии у должника обязательств перед другими кредиторами, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что оспариваемый брачный договор был направлен не на справедливое распределение имущества супругов, а на вывод ликвидного имущества должника в условиях, очевидно свидетельствующих о дальнейшем взыскании с Сидоренко А.В. задолженностей по уже существовавшим обязательствам.

4.  Недействительность брачного договора по причине нарушения порядка его заключения

Подписывая договор, супруга действовала под влиянием заблуждения.

Судебный акт: апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 05.12.2018 г.

В обоснование иска (в связи с последним уточнением иска) истица ссылается на недействительность брачного контракта, поскольку он заключен после приобретения недвижимого имущества вследствие тяжелых обстоятельств, недостаточного образования и противоречит интересам супруги и несовершеннолетних детей.

Решением Нефтекумского районного суда от 10.09.18 иск удовлетворен частично. Суд первой инстанции решил признать брачный договор, заключенный между Абдуллаевым * и Абдуллаевой * от 18 мая 2016 года, удостоверенный нотариусом г. Махачкалы Республики Дагестан Гаджимагомедовым А.А., недействительным. Взыскано с Абдуллаева * в пользу Абдуллаевой * денежную компенсацию стоимости 1/2 доли автомобиля ГАЗ *, в размере 100000 (сто тысяч) рублей.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции пришел к выводу, что истица, подписывая договор, действовала под влиянием заблуждения.

В силу брачного договора между сторонами, заключенным 18 мая 2016 года в нотариальном порядке, супруги устанавливают режим раздельной собственности на все имущество (в том числе любые доли в уставном капитале любых юридических лиц, недвижимость, транспортные средства, денежные средства), приобретенное или полученное супругами или одним из супругов по любому основанию, как до заключения брака, так и во время брака, за исключением предусмотренных настоящим договором или дополнительным соглашением к нему. Все имущество, приобретенное как до, так и после заключения брака, является собственностью того супруга, на чье имя оно приобретено.

Одновременно суд учел, что из ответа нотариальной палаты Республики Дагестан от 03.08.2018 г. № 1041 следует, что полномочия нотариуса Гаджимагомедова Ахмеда Абубакаровича прекращены с 08.09.2017. В отношении Гаджимагомедова А.А. возбуждено уголовное дело по фактам покушения на совершение мошеннических действий с объектами недвижимости в г. Москва.

Согласно справки и табеля о посещаемости 18 мая 2016 года сын истицы Абдуллаев Д.М. находился полный день в МКДОУ д/с №13 «Колосок», заявление или доверенность на посторонних лиц на право приводить или забирать ребенка из детского сада отсутствуют. С учетом представленных справки образовательного учреждения и табеля о посещаемости, суд посчитал, что доводы истицы о том, что она не выезжала в тот день из с. Ачикулак в г. Махачкала, являются подтвержденными.

Вышеприведенные обстоятельства в их совокупности указывают на то, что истица в действительности в нотариальном порядке брачный договор не заключала, договор ею подписан при иных обстоятельствах, условия договора нотариусом ей не разъяснены.Таким образом, суд приходит к выводу о том, что истица, подписывая договор, действовала под влиянием заблуждения.

При таких обстоятельствах суд признал, что брачный договор от 18 мая 2016 года, заключенный между Абдуллаевым М.А. и Абдуллаевой Н.И., подлежит признанию недействительным

5.  Правовой режим квартиры в брачном договоре, приобретенной с использованием материнского капитала.

Брачный договор недействителен, поскольку носит кабальный характер и заключен под действием обмана со стороны супруга.

Судебный акт: Решение Кировского р/с г. Омска (Омская область) от 16.10.2018 г.

Анализируя фактические обстоятельства по делу, оценивая представленные в дело доказательства в их совокупности, руководствуясь вышеприведенными нормами закона во взаимосвязи с положениями ст. 44 СК РФ, суд приходит к выводу об удовлетворении исковых требований истца о признании недействительным брачного договора, заключенного ДД.ММ.ГГГГ в части определения правового режима спорной квартиры, поскольку условия брачного договора ставят истца в крайне неблагоприятное положение, так как после расторжения брака она лишается права собственности на единственное имеющееся у неё и её детей жилое помещение. Более того, указанным брачным договором, безусловно, нарушаются требования действующего законодательства в части распоряжения средствами материнского (семейного) капитала. Доли в праве собственности на жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского (семейного) капитала, определяются исходя из равенства долей родителей и детей на средства материнского (семейного) капитала (Обзор судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный)капитал.

Однако, оспариваемым брачным договором не были учтены интересы детей, супруги распорядились и частью имущества, по закону принадлежащего детям.

Удовлетворяя требование ФИО11 П.А. о признании условий брачного договора недействительным, суд принял во внимание, что спорная квартира приобреталась частично за счет средств семьи в размере 750000 рублей, средств материнского капитала в сумме 428026 рублей, кредитных средств. При этом брачным договором определено, что кредитные обязательства, являются личным обязательством ответчика.

Учитывая содержание брачного договора, суд полагает, что недействительным является не весь брачный договор, а только условие относительно правового режима спорной квартиры.

6.  Оспорить брачный договор, заключенный под угрозой насилия: лишение нажитого имущества.

Брачный договор был заключен против желания супруги, на крайне невыгодных для нее условиях.

Судебный акт: Решение Первомайского районного суда г.Омска от 31.08.2019 г.

Из материалов дела следует, что ДД.ММ.ГГГГ между Тырковой Е.Н., Тырковым А.В., Тырковым А.А. (Продавцы) и Бабенко Е.М. (Покупатель) заключен договор купли-продажи объекта недвижимости, в соответствии с которым Покупатель покупает в собственность у Продавцов объект недвижимости по адресу: <адрес>.

Согласно выписке из ЕГРН от ДД.ММ.ГГГГ № Тыркова Е.Н., Тырков А.А. недвижимого имущества на праве собственности не имеют. 

Из справки Бюро МСЭ №16 ГБ МСЭ по Омской области № Тыркову А. А., ДД.ММ.ГГГГ г.р., установлена 2 группа инвалидности бессрочно, причина инвалидности – инвалидность с детства (л.д.13).

Свидетель Черепанова Т.А., допрошенная в судебном заседании, показала, что истец заключила оспариваемый брачный договор под угрозой физического насилия со стороны Тыркова А.В.

При наличии вышеизложенных обстоятельств, суд считает, что в результате заключения брачного договора, по которому квартира, расположенная по адресу: <адрес>, признается собственностью только Тыркова А.В., истец в действительности лишилась недвижимого имущества, нажитого в период брака и подлежащего разделу в равных долях при отсутствии брачного договора. Кроме того, условиями брачного договора были нарушены права Тыркова А.А., поскольку доля в праве собственности на жилое помещение сына истца и Тыркова А.В. была отчуждена на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ без предоставления ему другого жилого помещения.

Поскольку брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, между тем материалами дела подтверждается, что условия брачного договора о режиме совместного имущества, ставят истца и ее сына, являющегося инвалидом 2 группы бессрочно, в крайне неблагоприятное положение, а именно Тыркова Е.Н., Тырков А.А. полностью лишились права собственности на имущество, нажитое супругами Тырковым А.В. и Тырковой Е.Н. в период брака, суд считает, что в силу ст.44 СК РФ требования истца являются обоснованными, законными и подлежат удовлетворению.

7.  Может ли кредитор оспорить брачный договор, заключенный с целью уклонения от погашения задолженности. 

Заключение брачного договора свидетельствует о преднамеренных действиях ответчиков по выводу имущества из общей совместной собственности с целью уклонения должника от погашения имеющейся перед кредитором задолженности.

Судебный акт: Определение Ивановского областного суд от 28.01.2019

ООО «Управляющая компания «Олимп» обратилась в суд с иском к Индейкиной С.В., Индейкину О.В. о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности сделки.

Заявленные исковые требования обоснованы тем, что 22.12.2016 года между Индейкиной С.В. и Индейкиным О.В. заключен брачный договор, удостоверенный нотариусом Меркушевой С.А. У Индейкиной С.В. перед истцом на основании судебного решения числится задолженность по оплате коммунальных услуг в размере 233485,69 рублей и государственной пошлине в сумме 5451,02 рублей, которая образовалась до момента заключения брачного договора. 31.05.2016 года судебным приставом-исполнителем было возбуждено исполнительное производство, однако до настоящего времени решение суда не исполнено. В связи с имеющейся задолженностью Индейкина С.В. была обязана уведомить ООО «Управляющая компания «Олимп» как кредитора о заключении брачного договора, однако этого не сделала. При данных обстоятельствах истец полагает, что действия ответчиков по выводу имущества от взыскания являются безусловным нарушением законных прав и интересов кредитора ООО «Управляющая компания «Олимп», в связи с чем имеется необходимость в признании указанного брачного договора недействительным.

Решением Фрунзенского районного суда г. Иванова от 18.10.2018 года заявленные исковые требования удовлетворены, признан недействительным брачный договор.

Согласно п. 1 ст. 46 Семейного кодекса Российской Федерации супруг обязан уведомлять своего кредитора о заключении, об изменении или расторжении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора.

Судом установлено и из материалов дела следует, что решением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 04.02.2016 года с Индейкиной С.В. в пользу ООО «Управляющая компания «Олимп» взыскана задолженность по оплате коммунальных услуг в сумме 233485,69 рублей, а также расходы по оплате государственной пошлины в сумме 5451 рублей.

На основании исполнительного листа, выданного в связи с принятым решением, 31.05.2016 года судебным приставом-исполнителем Фрунзенского РОСП г. Иваново УФССП России по Ивановской области возбуждено исполнительное производства №-ИП.

Из материалов исполнительного производства, исследованного судом апелляционной инстанции, следует, что судебным приставом в рамках исполнительного производства исследовалось материальное положение должника Индейкиной С.В. и было установлено, что какого-либо дохода должник не имеет, несмотря на достижение пенсионного возраста пенсии не получает, в связи с чем обращение взыскание на периодические платежи невозможно. Также отсутствует у должника недвижимое и движимое имущество, на которое возможно обратить взыскание. Из объяснений, данных должником Индейкиной С.В. в рамках исполнительного производства, следует, что она не имеет возможности выплатить имеющуюся сумму долга ввиду отсутствия дохода и имущества, на которое может быть обращено взыскание, также указывает, что режим имущества, приобретенного в период брака, урегулирован брачным договором. В связи с отсутствием имущества, на которое может быть обращено взыскание, постановлением от 09.06.2018 года исполнительное производство окончено и исполнительный документ возвращен взыскателю, в постановлении указано, что исполнительный документ исполнен в сумме 750 рублей. Также в материалах исполнительного производства имеется постановление от 19.06.2018 года, которым вновь возбуждено исполнительное производство по взысканию с Индейкиной С.В. денежных средств.

Из исследованных судом материалов гражданского дела следует, что на момент заключения брачного договора на имя Индейкина О.В. оформлено следующее имущество, приобретенное в период брака - жилое помещение, расположенное по адресу: <адрес>, а также грузовой самосвал <данные изъяты>. рег. знак <данные изъяты> и прицеп к легковому автомобилю <данные изъяты> гос. рег. знак <данные изъяты>. Какого-либо недвижимого либо движимого имущества оформленного на имя Индейкиной С.В. на момент заключения оспариваемого брачного договора не установлено. Доказательств приобретения супругами имущества после заключения брачного договора не имеется.

Оценивая оспариваемый брачный договор и иные письменные доказательства, подтверждающие принадлежность движимого и недвижимого имущества участникам договора, можно сделать вывод, что в результате заключения брачного договора все имущество, приобретенное в период брака, в отношении которого мог быть поставлен вопрос об обращении на него взыскания, перешло в собственность супруга Индейкина О.В. Какого-либо имущества в собственность должника Индейкиной С.В. не перешло. Данные факты ответчицей Индейкиной С.В. не оспариваются. Также данные выводы подтверждаются материалами исполнительного производства, в соответствии с которыми за период с мая 2016 года в счет погашения имеющейся задолженности взыскано лишь 750 рублей, имущества, на которое возможно обратить взыскание, не имеется.

При установленных обстоятельствах, руководствуясь выше приведенными нормами материального права, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что заключение брачного договора Индейкиной С.В. и Индейкиным О.В., согласно которому установлен режим раздельной собственности супругов как на имущество, имеющееся в общей собственности, так и на имущество, которое будет приобретено в будущем, свидетельствует о преднамеренных действиях ответчиков по выводу имущества из общей совместной собственности с целью уклонения должника Индейкиной С.В. от погашения имеющейся перед кредитором ООО «Управляющая компания «Олимп» задолженности. Соответственно, судом установлено наличие в действиях сторон при заключении брачного договора злоупотребления правом, в связи с чем исковые требования были обоснованно удовлетворены, брачный договор был признан недействительным на основании ст. 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

8.  Ничтожность брачного договора: сокрытие имущества от взыскания.

Заключение брачного договора лишило кредитора возможности осуществить свое право на обращение взыскания и получение денежных средств, возможных к поступлению от реализации одной из указанных долей в праве собственности имущества должника.

Судебный акт: Определение Нижегородского областного суда от 10.04.2018 г.

Истец АО «Российский сельскохозяйственный банк» обратился в суд с иском, указывая, что Иванов Р.В. являлся поручителем по кредитному договору от 27 ноября 2009 года, заключенного между истцом и ИП ГКФХ Смолиным А.В. В связи с неисполнением ИП ГКФХ Смолиным А.В. обязательства по возврату кредита, АО «Россельхозбанк» подано исковое заявление о взыскании с ИП ГКФХ Смолина А.В., Иванова Р.В., ООО «Мясторг», солидарно задолженности в сумме 11098953, 40 руб.

Решением Советского районного суда г.Нижнего Новгорода от 27.11.2017г. с ИП ГКФХ Смолина А.В., Иванова Р.В., ООО «Мясторг» в пользу АО «Россельхозбанк» взыскана солидарно задолженность по дополнительному соглашению к договору № банковского счета от ДД.ММ.ГГГГ года о кредитовании счета путем предоставления кредита в форме «овердрафт».

Определением Советского районного суда г.Нижнего Новгорода от 06.09.2016г. наложен арест на имущество Иванова Р.В. на сумму заявленных исковых требований 11098953, 40 рублей до рассмотрения дела по существу.

29.09.2016 г. Павловским МРО УФССП по Нижегородской области возбуждено исполнительное производство №-ИП о наложении ареста на имущество Иванова Р.В.

В сентябре 2017г. истцу стало известно, что 30.12.2016г., т.е. в период действия запрета на распоряжение имуществом, между Ивановым Р.В. и его супругой Ивановой М.В. заключен брачный договор, по условиям которого приобретенная Ивановым Р.В. и Ивановой М.В. в период брака квартира, а также предметы домашней обстановки, обихода и имущества, будут являться собственностью только Ивановой М.В. и не войдут в состав совместно нажитого супругами имущества.

АО «Россельхозбанк» считает условия брачного договора ничтожными, поскольку договор заключен в период рассмотрения спора по взысканию задолженности, о чем Иванову Р.В. было известно.

Кроме того, брачный договор заключен в нарушением предусмотренного семейным законодательством принципа равенства долей супругов при определении режима совместно нажитого имущества, он фактически представляет собой не раздел совместно нажитого имущества, а его передачу в собственность одному из супругов, а именно Ивановой М.В.; целью которого являлось намерение ответчиков скрыть имущество, принадлежащее им на праве совместной собственности, от взыскания по требованию банка; заинтересованность Иванова Р.В. в заключении брачного договора также подтверждается тем, что половину расходов по заключению брачного договора несет он, при этом ничего не получая по брачному договору.

Установив указанные обстоятельства, и, руководствуясь выше приведенными нормами материального права суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что заключение брачного договора между Ивановым Р.В. и Ивановой М.В., согласно которому часть имущества супругов перешла в собственность Ивановой М.В., свидетельствуют о преднамеренных действиях ответчиков по выводу имущества из общей совместной собственности с целью уклонения должника Иванова Р.В. от погашения имеющейся перед кредитором задолженности и недобросовестности, и соответственно, нарушение статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем, исковые требования АО «Россельхозбанк» судом были удовлетворены, брачный договор был признан недействительным по ст.ст.16810 ГК РФ.

9.  Передача имущества супругу: брачный договор как мнимая сделка.

Брачный договор является мнимой сделкой. Заключен с целью увода имущества от взыскания кредитора.

Судебный акт: Решение Кош-Агачского р/с (Республика Алтай) от 14.08.2018 г.

ПАО «Сбербанк России» в лице Алтайского отделения №8644 обратилось в суд с исковым заявлением к Оспомбаевой В.Ю., Оспомбаеву К.М. о признании брачного договора от 15.02.2016, заключенного между Оспомбаевой В.Ю. и Оспомбаевым К.М. недействительным.

Брачный договор между Оспомбаевым К.М. и Оспомбаева В.Ю. заключен после возникновения обязательств из кредитных договоров у ответчицы Оспомбаевой В.Ю.

Проанализировав представленные доказательства, суд установил, что, Оспомбаева В.Ю., передав, согласно спорному брачному договору, автомобиль марки NISSANTIIDALATIO в собственность Оспомбаева К.М., продолжает им пользоваться, что подтверждается сведениями из ГИБДД о привлечении ее к административной ответственности на указанном автомобиле после заключения брачного договора. Перерегистрация данного автомобиля с Оспомбаевой В.Ю. на Оспомбаева К.М. на основании брачного договора в ГИБДД не произведена.

Данные обстоятельства свидетельствуют о мнимости оспариваемого брачного договора.

Кроме того, Оспомбаева В.Ю. до настоящего времени зарегистрирована в жилом помещении по адресу: <адрес>, собственником которого с 05.04.2016 в соответствии с брачным договором от 15.02.2016 указан Оспомбаев К.М.

Оспомбаева В.Ю. продолжает им пользоваться данным жилым помещением, поскольку судебная корреспонденция получена ею именно по этому адресу.

Данные обстоятельства также свидетельствуют о мнимости оспариваемого брачного договора.

Доказательств исполнения Оспомбаевой В.Ю. обязанности, предусмотренной ст.46 Семейного кодекса Российской Федерации, об уведомлении своего кредитора(кредиторов) о заключении брачного договора в материалы дела ответчицей не представлено.

В связи с чем вывод суд делает вывод о заключении брачного договора с целью увода имущества от взыскания кредитора.

Таким образом, названные действия указывают на недобросовестность со стороны ответчиков в реализации своих гражданских прав, поскольку данный брачный договор фактически представляет собой передачу всего имущества одному из супругов, а не раздел имущества между супругами как таковой.

Учитывая, что заключение брачного договора между ответчиками делает невозможным удовлетворения материальных интересов истца, установленных вступившими в законную силу решениями Кош-Агачского районного суда от 18.10.2015, суд приходит к выводу, что стороны намеренно заключили брачный договор, предвидя, что в будущем с Оспомбаевой В.Ю. будет взыскана задолженность по кредитным договорам, чтобы исключить обращения взыскания на имущество, принадлежащее супругам совместно.

Оценив представленные доказательства и приняв во внимание ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст.44 Семейного кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу, что брачный договор заключен ответчиками формально, а право на его заключение - использовано исключительно с целью ущемления прав истца и неисполнения решения суда. У ответчиков отсутствовала воля на возникновение действительных правоотношений при заключении брачного договора от 15.02.2016, его целью являлось неисполнение кредитных обязательств перед истцом.

При таких обстоятельствах, исковые требования истца подлежат удовлетворению в полном объеме.

 

Виталий В., 19 марта 2019 г.

 

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

 

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Share
Class
Plus

 

Иные интересные материалы:

1) Выкуп имущества

2) Убытки акционера - взыскание

3) Отказ во взыскании задолженности

4) Компенсация морального ущерба

5) Взыскание страховой суммы

6) Дело о защите патентных прав

7) Недобросовестная конкуренция

 

Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

а) защита и охрана интеллектуальной собственности (от регистрации товарного знака до споров по любым результатам интеллектуальной деятельности, в т.ч. сами товарные знаки, программы для эвм);

б) корпоративные вопросы и споры (от организации и проведения ГОСУ, ВОСУ до оспаривания сделок, взыскания убытков с директора, признания решений органов управления недействительными);

в) ведение судебных споров (споры в судах общей юрисдикции, арбитражных судах, третейских судах);

г) налоговые вопросы (от аудита бизнес-процессов на предмет налоговых рисков, сопровождения налоговых проверок до оспаривания результатов проверок, иных актов налоговых органов);

д) коммерческая практика (правовое сопровождение бизнеса по различным вопросам);

е) юридическая помощь по уголовным делам (как правило, связанным с предпринимательской деятельностью);

ж) защита активов компаний и собственников бизнеса

Рекомендуем почитать наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалам в Разделе "Статьи".

Взыскание неосновательного обогащения

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас! 

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги

10 наиболее интересных статей
Упущенная выгода - это один убытков в гражданском праве. Рассматриваются особенности взыскания, доказывания и методики расчета в арбитражной практике
Читать статью
Комментарий к проекту постановления пленума ВАС РФ о последствиях расторжения договора
Читать статью
Комментарий к постановлению пленума ВАС РФ о возмещении убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица.
Читать статью
О способах защиты бизнеса и активов, прав и интересов собственников (бенефициаров) и менеджмента. Возможные варианты структуры бизнеса и компаний, участвующих в бизнесе
Читать статью
Дробление бизнеса – одна из частных проблем и постоянная тема в судебной практике. Уход от налогов привлекал и привлекает внимание налоговых органов. Какие ошибки совершаются налогоплательщиками и могут ли они быть устранены? Читайте материал на сайте
Читать статью
Привлечение к ответственности бывших директоров, учредителей, участников обществ с ограниченной ответственностью (ООО). Условия, арбитражная практика по привлечению к ответственности, взыскания убытков
Читать статью
АСК НДС-2 – объект пристального внимания. Есть желание узнать, как она работает, есть ли способы ее обхода, либо варианты минимизации последствий ее применения. Поэтому мы разобрали некоторые моменты с ней связанные
Читать статью
Срывание корпоративной вуали – вариант привлечения контролирующих лиц к ответственности. Без процедуры банкротства. Подходит для думающих и хорошо считающих кредиторов в ситуации взыскания задолженности
Читать статью
Общество с ограниченной ответственностью с двумя участниками: сложности принятия решений и ведения хозяйственной деятельности общества при корпоративном конфликте, исключение участника, ликвидация общества. Равное и неравное распределение долей.
Читать статью
Структурирование бизнеса является одним из необходимых инструментов для бизнеса и его бенефициаров с целью создания условий налоговой безопасности при ведении предпринимательской деятельности. Подробнее на сайте юрфирмы «Ветров и партнеры».
Читать статью
Бесплатный бизнес-вебинар
от адвоката Дианы Гавреилиди
«Уголовно-правовые риски бизнеса»
22 августа (12:00 мск)
×