Вступление в дело о банкротстве: злоупотребление правом

Галина Короткевич, партнер

Залог запчастей заложенной техники в пользу другого залогодержателя: злоупотребление правом или защита прав кредитора в деле о банкротстве.

 

Описание кейса.

В рамках банкротного дела общество обратилось с заявлением о включении в реестр требований кредиторов требования на сумму чуть более 2 млн руб., как обеспеченного залогом имущества должника.

В качестве основания заявленных требований представлен договор об оказании услуг, по которому потенциальный кредитор оказывал тогда еще потенциальному должнику услуги по ремонту транспортной техники, ее механизмов, условиями сделки также предусмотрено, что во исполнение обязательства по оплате оказанных услуг и стоимости установленных в ходе ремонта на ремонтируемые автотранспортные средства запасных частей, эти установленные подрядчиком (кредитором) запасные части будут находиться в залоге у кредитора, с момента установки до момента оплаты произведенного ремонта и установленных в его ходе деталей.

Указанный договор и заявленное на его основании кредитором требование вызывали резкое неприятие со стороны других кредиторов. По делу проводилась экспертиза, с целью выяснения даты составления договора, которая не выявила признаков фальсификации. Другие кредиторы против заявленных требований возражали.

Тем не менее, суд первой инстанции и апелляция признали требования обоснованными и включили их в реестр как обеспеченные залогом имущества должника (запчастями, установленными на автотранспортную технику, которая, отметим, была предметом залога у другого кредитора).

Постановление Федерального АС Западно-Сибирского округа, дата 06.11.2015, дело №А27-7385/2014.

 

Что сказала кассация.

1. Договор, являющийся основанием заявленного требования для включения в реестр, признала договором смешанного типа, содержащим элементы договоров подряда, поставки и залога. Такой договор имеет право на существование в силу положений ГК о свободе договора.

2. Предмет залога в указанном договоре смешанного типа определен как «запасные части», их индивидуализирующие признаки в тексте договора и первичных документах не указаны. Поэтому такой договор является незаключенным (п.2 Информационного письма ВАС от 15.01.1998г. N 26 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о залоге"). 

3. ФАС отметил, что в настоящее время подход к идентификации предмета залога несколько иной – в редакции ст. 339 ГК РФ, начало действия которой 01.01.2015г., предусмотрено использование любого способа для описания залога, главное, чтобы это позволяло его идентифицировать. Однако, на дату заключения спорного договора указанные положения не действовали.

4. Запчасти и техника, в которую они установлены, являются неделимой вещью. С моменты установки запчастей они утратили самостоятельную ценность и не могут быть самостоятельно проданы.

5. В связи с незаключенностью сделки залога и невозможностью обращения взыскания на предмет залога в удовлетворении заявления о признании требования обеспеченным залогом отказано.

 

Прокомментируем.

 1. Кредитору не удалось приобрести статус залогового кредитора. Однако, если бы судебные акты нижестоящих судов устояли, обратить взыскание на заложенную технику, на которой установлены заложенные в пользу другого лица запчасти, боимся, было бы действительно невозможно. Есть опасение, что вопрос о приоритете стоимостей запчастей без техники или техники без запчастей грозил бы перерасти в философский, сродни вопросу о яйце и курице.

 2. По нашему мнению, вопрос об отсутствии у запчастей самостоятельной ценности все же спорный. При дополнительной проработке вопроса и дополнительно собранных и представленных доказательствах можно было пробовать разрешить его иначе.

 3. Полагаем, что был учтен довод кассатора (залогодержателя заложенной техники) о злоупотреблении правом. О нем в данном случае действительно стоило говорить, учитывая, что транспортная техника, на которую устанавливались детали, находилась в залоге у третьего лица. Также стоило говорить и о нарушении прав всех кредиторов, в случае, если обращение взыскания окажется невозможным ни в отношении техники, ни в отношении ее деталей.

4. Полагаем, все же существовала возможность представлять дополнительные доказательства и в подтверждение заключенности договора залога. Исходя из сути правоотношений, на момент заключения договора указать идентифицирующие признаки приобретаемых деталей было невозможно, однако, они могли быть описаны в неотъемлемых частях этого договора, приложениях. Как следует из содержания судебных актов, представленные документы таких идентифицирующих признаков не содержали. Однако, вполне могли бы. В этом случае, использовать данный аргумент для отказа в признании требований залоговыми было бы сложнее.

Дело показалось нам любопытным. Надеюсь, вам тоже.

 

19.11.2015

 

Галина Короткевич

 

p.s. 10 наиболее интересных материалов за последнее время:

1.  Уклонение от договора

2. Светлое будущее юристов

3. Как улучшить управление юридической фирмой?

4. Льготы по страховым взносам для IT

5. Учет налога на прибыль: использование товарного знака (ст. 40, п. 8 ст. 250 НК РФ)

6. Налоговые вычеты по НДС: экспорт программного обеспечения (п. 1 ст. 165 НК РФ)

7. Учет передачи прав на ПО (ст. 147 НК РФ)

8. Маркетинг, пиар и продажи для юристов

9. Налоговый учет: использование товарного знака (ст. 250 НК РФ)

10. Налоговый учет: авторское вознаграждение (ст. 318 ГК РФ)

 

Комментарии

Написать комментарий







Для оформления можно использовать bb-коды