Требование кредитора-участника. Займ учредителя

Яна Польская, юрист-аналитик

Требование кредитора как основанное на корпоративном участии. Оценка займа учредителя в банкротстве 

Требования кредиторов, основанные на корпоративном участии, имеют особый статус и не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Об особенностях рассмотрения требований, которые могут быть признаны в качестве корпоративных – в сегодняшнем материале.

 

Обстоятельства дела

 

В рамках дела о банкротстве участник общества с долей в 50% уставного капитала (одновременно являвшийся его руководителем) включил собственные требования в сумме более 5 миллионов рублей в реестр требований кредиторов общества-банкрота. Требования основаны на договорах займа и суброгации (участник выступал поручителем по кредитным договорам). Займы выдавались наличными денежными средствами, факт выдачи подтверждается приходными кассовыми ордерами, при этом источник средств для выдачи займов – дивиденды от участия в обществе.

 

Суды трех инстанций посчитали требования участника обоснованными.

 

Другой заинтересованный кредитор обратился с жалобой в Верховный суд Российской Федерации.

 

ВС РФ посчитал, что имеются основания для квалификации спорного требования в качестве требования с корпоративным характером, отменил судебные акты судов трех инстанций, направил дело на новое рассмотрение.

 

Определение ВС РФ от 6 июля 2017 года № 308-ЭС17-1556 (2) по делу № А32-19056/2014


Выводы:


1. Законодательство о банкротстве не содержит положений, согласно которым очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными, понижается. Кроме того, тот факт, что участник должника является его займодавцем, сам по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства.

 

2. К обязательствам, вытекающим из участия в обществе, относятся не только такие, существование которых прямо предусмотрено корпоративным законодательством (выплата дивидендов, действительной стоимости доли и т.д.), но также и обязательства, которые, хотя формально и имеют гражданско-правовую природу, в действительности таковыми не являются (в том числе по причине того, что их возникновение и существование было бы невозможно, если бы займодавец не участвовал в капитале должника).

 

3. При функционировании должника в отсутствие кризисных факторов его участник как член высшего органа управления объективно влияет на хозяйственную деятельность должника (в том числе посредством заключения с последним сделок, условия которых недоступны обычному субъекту гражданского оборота, принятия стратегических управленческих решений и т.д.).

 

4. Поэтому в случае последующей неплатежеспособности (либо недостаточности имущества) должника исходя из требований добросовестности, разумности и справедливости на такого участника подлежит распределению риск банкротства контролируемого им лица, вызванного косвенным влиянием на неэффективное управление последним, посредством запрета в деле о несостоятельности противопоставлять свои требования требованиям иных (независимых) кредиторов.

 

5. Предоставление должнику денежных средств в форме займа (в том числе на льготных условиях) может при определенных обстоятельствах свидетельствовать о намерении займодавца временно компенсировать негативные результаты своего воздействия на хозяйственную деятельность должника.

 

В такой ситуации заем может использоваться вместо механизма увеличения уставного капитала, позволяя на случай банкротства формально нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность с противоправной целью последующего уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов, чем нарушается обязанность действовать в интересах кредиторов и должника.

 

6. Суд вправе переквалифицировать заемные отношения в отношения по поводу увеличения уставного капитала по правилам пункта 2 статьи 170 ГК РФ либо при установлении противоправной цели – по правилам об обходе закона (пункт 1 статьи 10 ГК РФ, абз. 8 ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), признав за прикрываемым требованием статус корпоративного, что является основанием для отказа во включении его в реестр.

 

7. При предоставлении заинтересованным лицом доказательств корпоративного характера требования участника, на последнего переходит бремя по опровержению сответствующего довода. В частности, судом на такое лицо может быть возложена обязанность раскрыть разумные экономические мотивы выбора конструкции займа, привлечения займа именно от аффилированного лица, предоставления финансирования на нерыночных условиях и т.д.

 

Комментарии:

 

1. Данное определение может стать одним из судебных актов, на которые суды будут ориентироваться в подобных спорах и ссылаться на выводы, сделанные в нем. ВС РФ подробно и обстоятельно описал основания для квалификации требований в качестве корпоративных, привел ссылки на соответствующие правовые акты, определил предмет доказывания по таким делам.

 

2. Рассматриваемым судебным актом ВС РФ, вероятно, даст повод и основание к упорядочению судебной практики в вопросе о том, можно ли считать определенное требование возникшим на основании корпоративного участия.

 

3. При этом недобросовестным кредиторам, чьи требования фактически возникли на основании корпоративных отношений, теперь будет намного труднее включить свои требования в реестр требований кредиторов. Ведь у судов есть повод отклонять такие сомнительные требования.

 

4. Так, суд пришел к выводу, что распределение прибыли в пользу участника и последующее предоставление должнику финансирования за счет это прибыли свидетельствует об искусственном кругообороте денежных средств и позволяет сделать вывод о злоупотреблении участником своими правами во вред остальным кредиторам и мнимости заемных сделок.

 

5. Суд охарактеризовал займы, сделанные в определенной ситуации, как способ специально нарастить задолженность общества перед участником с целью создания подконтрольной задолженности на случай предстоящего банкротства.

 

6. Таким образом, в ближайшее время требования бывших участников общества, основанные на договорах займа, будут тщательным образом исследоваться на предмет природы данных правоотношений. При оценке допустимости включения основанных на договорах займа требований участников будут детально исследоваться природа соответствующих отношений, сложившихся между должником и займодавцем, а также поведение заявителя требования в деле о банкротстве.

 

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

 

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

 

Яна Польская

 

Иные интересные материалы по корпоративному праву и банкротству:

1) ответственность директора: 10 частых ошибок;

2) взыскание убытков с директора (комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»);

3) нелегитимность (незаконность) избрания директора как основание недействительности сделок, совершенных им;

4) юридическая защита бизнеса и активов;

5) субсидиарная ответственность руководителя должника;

6) ненадлежащие способы защиты корпоративных прав в спорах;

7) успешное оспаривание золотого парашюта;

8) положительное решение об исключении участника из общества;

9) признание недействительным решения ОСУ общества о досрочном прекращении полномочий ЕИО;

10) параллельный бизнес у директора и участника: правовая квалификация, возможные действия;

11) вывод активов предприятия;

12) субсидиарная ответственность вне дела о банкротстве;

13) субсидиарная ответственность в деле о банкротстве (условия, порядок на примере одного дела).


Комментарии

Написать комментарий







Для оформления можно использовать bb-коды