Выбрать тему

Закон о контролируемых иностранных компаниях

«Офшор» и «налоговая оптимизация» – понятия, которые уже давно воспринимаются представителями бизнеса неразрывно друг от друга. Правда сейчас, когда Россия пытается следовать тренду, навязанному мировым экономическим сообществом, и вести политику деофшоризации, «налоговая оптимизация» может лишиться своего верного спутника – «офшора».

В качестве не совсем уверенного, но, тем не менее, стратегически выверенного шага на пути деофшоризации стало принятие в России Закона «О контролируемых иностранных компаниях» (или «Закон о КИК») – Закона о внесении изменений в часть первую и вторую Налогового кодекса РФ (Федеральный закон от 24 ноября 2014 года №376-ФЗ). Новый принцип в налоговом регулировании, который определил Закон о КИК, сводится к обложению налогом (НДФЛ или налог на прибыль) нераспределенной прибыли иностранной компании, контролируемой российским налоговым резидентом.

Несмотря на некоторую сыроватость предлагаемых изменений, Закон о КИК произвел настоящий фурор в бизнес-секторе и до сих пор вызывает (особенно с учетом последних уточнений) множество обсуждений и вопросов – что же дальше, куда теперь и т.д.

Ниже приведены вопросы по Закону о КИК, которые были сформулированы и поставлены перед нами журналистом одного интернет-издания. Прежде всего, интересовало влияние Закона о КИК на IT-сферу.

На наш взгляд, приведенные вопросы являются до сих пор актуальными и злободневными, а ответы могут оказаться полезными не только для представителей IT-отрасли, но и для всех тех, кто хочет понять основные принципы работы Закона о КИК.

1. В России есть игровые и IT-компании, которые используют офшоры для ухода от высоких налогов. Что изменилось для них с введением «закона о контролируемых иностранных компаниях (КИК)»?

Из-за введения «антиофшорного закона» таким IT-компаниям, отдельным бенефициарам бизнесов нужно быть более осмотрительными, прежде всего, в выборе офшора, построении цепочки компаний для вывода денежных средств и урегулированию отношений между участниками с помощью корпоративных соглашений.

Цель государства понята – залатать «дыры» во внутреннем налоговом законодательстве и не допустить «утечки» в бюджете из-за вывода капитала с помощью офшорных компаний. Учитывая, что закон во многом калька с аналогичных законов, принятых в других развитых странах (США, Франция и др.), написан он неплохо. Теперь появился термин «КИК» (контролируемая российским налоговым резидентом иностранная компания, уплачивающая налог на прибыль в офшоре по ставке, меньше чем 15 %), а также условия, при которых часть прибыли «КИК» будет облагаться в РФ по ставке 13 % (контролирующее физическое лицо – резидент РФ) или по ставке 20 % (контролирующее юридическое лицо – резидент РФ).

Для резидентов РФ, имеющих во владении или фактическом управлении «КИК», теперь появилась обязанность по уведомлению государства о факте учреждения, управления, владения такими компаниями, а также о любом участии в иностранных компаниях. Если в первой редакции Закона о КИК уведомление об участии в КИК необходимо было направить в течение месяца с даты появления (изменения) доли в такой компании, то теперь этот срок увеличили до трех месяцев (см. п. 3 ст. 25.14 НК РФ в ред. от 15.02.2016).

Кстати, признание за вами управления или владения «КИК» еще не означает обложение прибыли «КИК» налогами в РФ. Закон предусматривает ряд критериев, которым должен отвечать резидент РФ, в чьем ведении находится «КИК», а также сама «КИК» - например, размер прибыли «КИК» в 2016 должен составлять более 30 млн. руб.

2. Какие сегодня у отечественных игровых и IT-компаний есть варианты действия в связи с введением (и усилением в 2016-ом) этого закона (иными словами, что делать)?

Прежде чем бить тревогу и думать, что же делать и куда переносить бизнес, необходимо пройти самодиагностику и ответить, прежде всего, на вопрос: доля участия в иностранной компании составляет более 25 %?

Если да, тогда есть смысл продолжить самоопрос и ответить на следующие вопросы: в стране, где зарегистрирована компания, налог на прибыль составляет менее 15 %? доля пассивного дохода (проценты, дивиденды) составляют более 20% от всех доходов «КИК»? прибыль «КИК» в 2016 составит более 30 млн. руб.?

Если большинство ответов на поставленные вопросы положительны – есть резон читать внимательно закон и прогнозировать перспективы развития собственного бизнеса с учетом изменений в налоговом законодательстве.

Несмотря на всю глубину проработки и жесткость закона, есть вполне легальные способы его обхода.

Самыми очевидными являются те, которые позволяют «выйти» из-под юрисдикции закона. Например, если не находиться на территории РФ в течение 183 дней в году, можно потерять статус налогового резидента РФ. Еще одним вариантом обхода является использование для бизнеса пространства Евразийского экономического союза – прибыль «КИК», зарегистрированной в любой из стран ЕЭС, не будет облагаться налогом в РФ.

Если нет желания переносить бизнес из офшора на территорию ЕЭС, можно подумать над перемещением деятельности в другую иностранную юрисдикцию, с которой у России заключено соглашение об избежании двойного налогообложения (Швейцария, Дания, Великобритания, др.).

3. Понятно, что дальнейшие развитие событий во многом зависит от величины компании. Но, к примеру, если речь идет о небольшой студии до 10 человек и чей условный доход составляет в год порядка $1 млн (условно, инди-студия), что выгоднее будет делать конкретно ей?

Сложный вопрос, так как при прогнозировании перспектив ведения бизнеса, в том числе с использованием офшорных компаний, учитывается масса критериев. Даже для небольшой компании те способы, которые были описаны при ответе на предыдущий вопрос, подходят.

В любом случае, нужно учитывать специфику деятельности компании и, исходя из нее, выбирать подходящую иностранную юрисдикцию. Есть варианты неклассических офшоров, где налог на прибыль может быть выше 15 %, но есть дополнительные льготы для разработчиков программных продуктов.

4. Реально ли получить IT-компаниям послабления в рамках «закона о контролируемых иностранных компаниях (КИК)»?

Для ответа на вопрос стоит начать с предыстории.

24 декабря 2015 года в Госдуму был внесен законопроект, затрагивающий целиком и полностью IT-сферу. Речь идет о законопроекте, предусматривающим обложение НДС различных IT-услуг или «налог на Google»: продажа цифрового контента, программного обеспечения в цифровом виде, хостинга, регистрации доменов, голосовых услуг через интернет, хранения и обработки информации, трансляции теле- и радиоканалов, услуг по удаленному системному администрированию и удаленной программной поддержке, систем поиска, рекламных и другие услуг для установления контактов и (или) заключения сделок между продавцами и покупателями.

Перечень услуг впечатляет, не правда ли? Если сейчас налоговое законодательство освобождает выдачу лицензий на программы и базы данных от НДС, то законопроект эту «преференцию» отменяет.

В редакции 2015 года законопроект распространял свое действие не только на иностранных представителей IT-cферы, но и на российских разработчиков. Правда после шквала недовольства и критики законопроекта со стороны российского IT-лобби, текст законопроекта поправили и приняли 15 июня 2016 с условием о распространении с 2017 года «налога на Google» только на иностранные интернет-компании.

Но это не все, что ждет разработчиков. Напомним, что в конце 2017 года заканчивается срок действия льготных страховых взносов для IT-компаний (14% вместо стандартных 30%). И здесь пока разработчикам везет – В.В. Путин дал поручение Правительству РФ продлить действие пониженных тарифов по страховым взносам до 2023 включительно.

Подобное иллюстрирует понимание государством значимости рынка высоких технологий в России, а также необходимости его развития и повышения конкурентоспособности.

Стоит ли ждать от государства наделения IT-компаний особым статусом и привилегиями в контексте закона о «КИК» - вряд ли.

Все описанные выше меры государства направлены скорее на создание комфортных условий IT-сектору внутри страны без утечки капиталов в офшоры.

5. Как государство способно определить, что та или иная компания контролируется из России?

Самый простой способ – узнать от самой компании или бенефициара бизнеса из представленного в налоговую уведомления. Но естественно не все будут доносить на самих себя, и раскрывать всю подноготную.

Другой способ – получать информацию от ведомств других стран, с которыми Россию связывают международные соглашения, например, соглашения об избежании двойного налогообложения, о взаимной административной помощи по налоговым делам. Сейчас для России доступен режим обмена информацией путем направления отдельных обоснованных запросов. Автоматический режим обмена налоговой информацией «заработает» несколько позже.

Кроме того, налоговые органы вправе самостоятельно собирать необходимую информацию в рамках налоговых проверок и подготовки к судебному разбирательству.

6. Как именно высчитывается налог с подобных компаний (к примеру, я владею 25% компании N, которая заработала за год сумму M, сколько я буду должен заплатить с этой суммы родному государству)?

Сначала определяется величина прибыли «КИК». Предусмотрено два способа определения прибыли «КИК»: на основании финансовой отчетности, составленной в соответствии с иностранной юрисдикцией (для тех «КИК», в месте регистрации которых предусмотрен обязательный аудит по итогам финансового года, и со страной регистрации которых у России заключено соглашение об избежании двойного налогообложения) или в общем порядке согласно гл. 25 НК РФ.

Далее прибыль «КИК» уменьшается на сумму налога, уплаченного «КИК» по месту регистрации, выплаченных «КИК» дивидендов и сумму прибыли, уже учтенную другими налоговыми резидентами РФ.

И после всего прибыль «КИК» облагается по ставке 13 % (контролирующее физическое лицо – резидент РФ) или 20 % (контролирующее юридическое лицо – резидент РФ).

7. Есть страны, с которыми Россия подписала соглашение об избежании двойного налогообложения. Что это за страны? Если IT-компания зарегистрирована в этой стране, ее владелец не будет платить в России новый налог?

На текущий момент Россия заключила двусторонние соглашения с 80 странами, среди которых есть США, Австралия, Дания, Китай, Канада, Кипр, Мальта и другие. Полный перечень соглашений и стран можно найти на официальном сайте ФНС России https://www.nalog.ru/rn77/about_fts/international_cooperation/mpa/dn/.

Для того, чтобы прибыль «КИК» не облагалась налогом в РФ, наличия одного соглашения об избежании двойного налогообложения мало. Необходимо, чтобы «КИК» отвечала следующим критериям: «эффективная» ставка налогообложения «КИК» в месте регистрации составляет не менее 75% «средневзвешенной» ставки российского налога на прибыль (см. подп. 1 п. 8 ст. 25.13 НК РФ) или доля пассивных доходов (проценты дивиденды, роялти) «КИК» не превышает 20 % всех доходов «КИК».

При этом страна – юрисдикция «КИК» должна поддерживать обмен налоговой информацией с РФ, т.е. не быть в «черном списке» стран, опубликованных на сайте ФНС России.

Даже при выполнении всех этих условий совсем не обязательно, что государство «закроет глаза» на прибыль «КИК».

Снижение или освобождение от уплаты налогов на основании соглашения об избежании двойного налогообложения становится практически нереальным, если «КИК» не ведет реальной деятельности в стране-юрисдикции, с которой у РФ имеется двустороннее соглашение, не является бенефициарным собственником, все полученное перечисляется третьим лицам – резидентам других юрисдикций («КИК» выполняет преимущественно посреднические функции).

Если наши ответы и комментарии по Закону о КИК ясны и понятны, значит, вы с высокой степенью вероятности сможете правильно воспринять предупреждение государства в виде Закона о КИК всем владельцам офшоров.

Пока есть отсрочка в действии санкции за неуплату налога с прибыли «КИК» (20% от суммы неуплаченного с прибыли «КИК» налога, но не менее 100 тыс. руб.) стоит пройти «самодиагностику» и провести анализ всех бизнес-процессов компании с точки зрения налогового планирования и налоговой оптимизации. Подобное, безусловно, поможет отследить существующие и будущие риски в текущей схеме ведения бизнеса, а также определить эффективные способы их минимизации.

 

Если остались вопросы, либо требуется иная юридическая помощь, то специалисты нашей юридической фирмы оперативно смогут помочь. Свяжитесь с нами по следующим контактам:

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

 

Елизавета Разина

20 июня 2016

 

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Share
Class
Plus

Иные наши полезные и интересные материалы:

а) почему юристы такие дорогие (обязательно к прочтению всеми!);

б) изменения в ГК РФ в части ст.317.1 (с судебной практикой);

в) ошибки при отчуждении доли в уставном капитале общества;

г) проценты за пользование чужими денежными средствами (ст.395 ГК РФ);

д) уменьшение неустойки (ст.333 ГК РФ);

е) устав ООО и АО: ошибки и судебные споры.

ж) заявление кредитора о включении в реестр требований: 10 ошибок.

 

Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

1) сопровождение бизнеса;
2) защита интеллектуальной собственности;
3) ведение судебных споров;
4) корпоративная практика;
5) недвижимость;
6) налоговое право.

Рекомендуем почитать наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалами в Разделе "Статьи".

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги