Выбрать тему

Статья 382 ГК РФ с комментариями

Статья 382 ГК РФ (основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу)

Материал представляет собой комментарий ст. 382 Гражданского кодекса – «Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу», содержащейся в главе 24 «Перемена лиц в обязательстве».

Норма пункта 1 статьи 382 ГК РФ устанавливает два основания для перехода права (требования):

1.​ сделка

2.​ закон.

Переходу прав кредитора к другому лицу на основании закона посвящена отдельная ст. 387 ГК РФ, которая устанавливает в качестве общего правила применение к данным правоотношениям норм об уступке требования (статьи 388-390), если иное не предусмотрено законодательством или не вытекает из существа отношений.

Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

1) в результате универсального правопреемства (например, реорганизация юридического лица, наследование);

2) по решению суда;

3) вследствие исполнения обязательства поручителем или залогодателем-третьим лицом.

Права переходят в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора, также поручитель вправе требовать от должника уплаты процентов на выплаченную сумму и возмещения иных убытков.

По исполнении кредитор обязан вручить поручителю документы, удостоверяющие требование, и передать права, его обеспечивающие. Учитываем, что иные последствия могут быть предусмотрены соглашением кредитора и поручителя (в частности, переход требования без одновременного перехода прав по обеспечительным сделкам).

Должник и являющийся третьим лицом залогодатель вправе прекратить в любое время до реализации предмета залога обращение на него взыскания и его реализацию, исполнив обеспеченное обязательство или ту его часть, исполнение которой просрочено. Соглашение, ограничивающее это право, ничтожно. 

4) при суброгации – переходе к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба.

К страховщику, выплатившему возмещение по договору имущественного страхования, переходит в пределах уплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, с соблюдением правил, регулирующих отношения между ними.

Пример из судебной практики. Поклажедатель заключил договор хранения с арендатором, который обязался хранить имущество в арендуемом им помещении и параллельно застраховал предмет хранения (табачные изделия) от рисков утраты и повреждения в пользу выгодоприобретателя - поклажедателя. В результате затопления арендуемого склада хранимое имущество испортилось, поклажедатель получил страховую выплату. После этого страховая компания обратилась в суд с иском о возмещении арендодателем убытков в порядке суброгации. Поскольку договором страхования не предусмотрено иное, в результате выплаты страховой компанией возмещения выгодоприобретателю к страховщику в порядке суброгации перешли права страхователя, имеющиеся у него как арендатора из договора аренды. Лицом, обязанным перед хранителем за повреждение имущества, является арендодатель, в связи с ненадлежащим исполнением последним своих обязанностей по договору аренды склада (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 03.06.2014 N 2410/14). 

5) в иных предусмотренных законом случаях. 

Помимо указанного, основания, право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования).

Однако, что это за сделка, законодатель прямо не указывает, определяя лишь, что уступка требования совершается между кредитором (цедентом) и другим лицом (цессионарием). В результате цессии происходит замена прежнего кредитора.

Стоит отметить, что правовая природа цессии в цивилистике издавна и по сей день относится к разряду дискуссионных вопросов. Так, М.И. Брагинский отрицал самостоятельность договора цессии, указывая на то, что цессия выражается в передаче цедентом цессионарию определенного права в силу сделки или на основании закона. Тем самым в первом случае сама передача имеет основанием договор, связывающий цедента с цессионарием. Но этим договором является не цессия, как нередко полагают, а та сделка, на которую опирается переход, составляющий сущность цессии. (1) В подтверждение своей позиции автор также указывал на то, что глава о перемене лиц в обязательстве регулирует в основном отношения между должником и старым, а также новым кредиторами и в значительно меньшей степени отношения между сторонами в договоре, применительно к которому происходит переход прав (т.е. между старым и новым кредиторами). А также обращал внимание на невозможность индивидуализации таких договоров, выделения соответствующей договорной конструкции.

Исследованию правовой природы цессии большое внимание уделила Л.А. Новоселова, которая, в частности, при изучении отношений, складывающихся при уступке прав требования, указала на разграничение:

а. обязательства, из которого возникли права, являющиеся предметом уступки;

б. сделки, на основании которой прежний кредитор передает новому имущество в виде права требования (основание передачи);

в. сделки цессии (акта передачи права), совершаемой во исполнение обязательства по отчуждению права (б). (2)

Таким образом, Л.А. Новоселова придерживается позиции тех цивилистов, которые полагают, что цессия – это некий акт передачи права. При этом, автор подчеркивает, что документ, оформляющий обязательство об отчуждении права, одновременно служит и для оформления самого акта передачи права, что приводит к частому смешению указанных понятий.

Стоит отметить, что анализ норм и структуры ГК РФ позволяет сделать следующие выводы:

1. Нормы о цессии расположены не в четвертом разделе ГК РФ - «Отдельные виды обязательств», а в третьем – «Общая часть обязательственного права». 
Это, безусловно, говорит о том, что данные нормы распространяются на все виды договоров, и свидетельствует в пользу того, что самостоятельного вида договора уступки права не существует.

2. Законодателем выделен и помещен в соответствующий раздел ГК такой отдельный вид договора, как факторинг – финансирование под уступку денежного требования. Т.е. законодатель намеренно не нашел места в системе отдельных видов обязательств для договора цессии.

3.Отношения между цедентом и цессионарием могут быть опосредованы договорами из «особенной части» ГК РФ – купли продажи, дарения, мены и др. Очень распространенная в цивилистике точка зрения – самостоятельного договора цессии не существует, следует вести речь о договоре купли-продажи (дарения, мены и т.п.) права требования. 

Однако, по нашему мнению, отрицание самостоятельности цессии как договора все же неочевидно. По мнению некоторых авторов, такая позиция может привести к нарушению права заинтересованных субъектов на защиту, в том числе, путем предъявления требования о признании цессии недействительной сделкой.

Пример из судебной практики. Стороны договора аренды нежилого помещения сроком не вправе заключить соглашение об уступке, по которому право аренды передается арендатором третьему лицу, поскольку ГК РФ прямо предусматривает только такой путь, как заключение договора субаренды. Во взаимоотношениях с арендодателем арендатор не является должником в смысле ст. 382 ГК РФ, который как кредитор имеет право уступить имеющиеся у него требования к определенному должнику. Передача права аренды третьему лицу путем заключения сторонами договора об уступке права требования законодательством не предусмотрена, поэтому положения ст. 382 ГК РФ в данном случае не могут быть применимы. (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2014 N 08АП-4991/2014).

Нормы пункта 2 и 4 статьи 382 ГК РФ посвящены вопросам согласия на уступку и ее запрета.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника. Однако, кроме предусмотренных законом случаев. А также иные правила можно предусмотреть в договоре.

Предполагается, что положение должника не меняется - он должен производить исполнение на тех же условиях, но другому субъекту. Т.е. его позиция не ухудшается. Стоит признать, что на практике по этому поводу возникают споры, в ходе которых указывается, что смена контрагента может повлечь определенные, скажем так, неудобства, связанные с его иным местоположением (представьте, например, что цессионарий - нерезидент) или статусом (вместо кредитной организации можно оказаться должником коллекторского агентства) и пр.

Наиболее распространенная категория споров в этой связи – по поводу уступки требований, вытекающих из кредитных договоров с физическими лицами, субъектам, не обладающим статусом кредитной организации.

Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации").

В п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" указано, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении. 

Физическое лицо - поручитель по кредиту не подпадает под предусмотренное определение потребителя, так как является субъектом правоотношения, к предмету которого не относится продажа товаров (выполнение работ, оказание услуг). Также отсутствуют основания для признания личности кредитора имеющей существенное значение для должника, поскольку требование о возврате кредита не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. При этом права поручителя - гражданина, принявшего на себя солидарную ответственность с должником по обязательствам перед банком, для которого в данном случае личность взыскателя не имеет существенного значения, нарушены быть не могут в силу положений ст. 384 ГК РФ, в силу которых право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (из Апелляционного определения Красноярского краевого суда от 28.05.2014 по делу N 33-4988/2014). 

Некоторые установленные законодательством случаи, требующие согласия на цессию: 

​ если личность кредитора имеет существенное значение для должника (п.2 статьи 388 Гражданского Кодекса).

​ если уставом ООО предусмотрено согласие других участников общества на продажу или иное отчуждение доли в уставном капитале (п.2 статьи 21 ФЗ №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

​ При перевозке груза по чартеру фрахтователь вправе с согласия перевозчика уступать свои права по договору морской перевозки груза третьим лицам. (статья 121 Кодекса торгового мореплавания).

​ Перемена лиц по концессионному соглашению путем уступки требования или перевода долга допускается с согласия концедента (пункт 2 статьи 5 ФЗ №115-ФЗ "О концессионных соглашениях").

Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона знала или должна была знать о нем.

Цессионарию сложно будет утверждать, что о запрете не было известно, если договор, по которому происходит замена кредитора, содержит соответствующее положение. А если оно было оформлено отдельным дополнительным соглашением? Очевидно, ситуация в плане доказывания иная. Во избежание неприятных «сюрпризов» можно запрашивать письменное подтверждение об отсутствии запрета уступки, подписанное уполномоченным лицом контрагента, либо включать соответствующие гарантии в соглашение о замене кредитора.

Предусмотренный договором запрет на цессию не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Однако, следует учитывать следующее. В соответствии с пунктом 1 статьи 388 ГК РФ, уступка допускается, если она не противоречит закону. При этом, разграничены последствия совершения цессии при наличии договорного запрета по денежному и неденежному обязательству.

Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает такую цессию силы и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение. Какие меры ответственности имеются в виду? Возмещение убытков, уплата штрафа и пр. Рекомендуем размер и порядок выплат указывать при заключении договора, чтобы соответствующие положения не носили декларативного характера.

Стоит отметить, что данное положение ранее касалось только денежных обязательств, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Однако, в настоящее время указанное ограничение снято. Изменения были внесены Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ, который вступил в силу с 1 июня 2015 года и применяется к правам и обязанностям, которые возникли после этой даты. Однако, как, например, быть в ситуации, когда основное обязательство возникло во время действия старой редакции, а уступка совершается уже после введения указанных изменений? Однозначного ответа нет.

Для неденежного исполнения правила другие. Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения. Тем не менее, если цессия вопреки указанному все же совершена, должнику для признания ее недействительной придется доказывать, что такая уступка делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Из судебной практики. Права по договору поставки от 24.11.2010 г. перешли от общества, зарегистрированного в г. Красноярск, к ООО с местоположением в г. Новокузнецке. Подобное положение затрудняет исполнение поставщиком своих обязательств, так как не определено место поставки, цессионарий зарегистрирован в другом регионе. Следовательно, исполнение истцом своих обязательств становится более обременительным, чем предполагалось изначально. Таким образом, вопреки доводам апеллянта в силу пункта 4 статьи 388 ГК РФ при заключении договора цессии необходимо было получить согласие истца (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2015 по делу N А27-14657/2014).

Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику - физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая их повлекла, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Пункт 3 статьи 382 ГК указывает на последствия неуведомления должника о состоявшемся переходе прав кредитора к цессионарию. Причем, установлена обязательная письменная форма для такого уведомления. Произвести необходимые действия может любая из сторон – как цедент, так и цессионарий, по соглашению между ними. Однако, риск неблагоприятных последствий, вызванных неуведомлением, возлагается на цессионария. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу. Позиция, ранее сформулированная ВАС РФ: Если должник не уведомлен письменно о переходе прав кредитора, новый кредитор вправе потребовать от прежнего исполненное должником, как неосновательное обогащение.

Обращаем внимание, что в пункте 14 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» указывается, что обязательность представления должнику в качестве доказательства перемены кредитора соглашения, на основании которого цедент передал право (требование) цессионарию, не установлена. Достаточным доказательством является уведомление должника цедентом о состоявшейся уступке либо представление должнику акта, которым оформляется передача права (требования).

Так же следует отметить, что непередача новому кредитору всех документов, удостоверяющих право требования, а также неуведомление должника о состоявшейся уступке не влечет ничтожности сделки, поскольку в п. 3 ст. 382 и ст. 385 ГК РФ установлены иные последствия неисполнения этих условий (Постановление Президиума ВАС РФ от 23.11.2004 N 8414/04 по делу N А72-7156/03-К491). 

11 января 2016 

Галина Короткевич

 

(1) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 373
(2) Новоселова Л.А. Уступка права требования по договору (теория и практика)//Законодательство. 1997. №6. C. 14

 

Для получения звонка от нашей фирмы,

оставьте свои контактные данные

и мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Спасибо!

Ваша заявка успешно отправлена.

Мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Share
Class
Plus

Иные наши полезные и интересные материалы:

а) почему юристы такие дорогие (обязательно к прочтению всеми!);

б) изменения в ГК РФ в части ст.317.1 (с судебной практикой);

в) ошибки при отчуждении доли в уставном капитале общества;

г) проценты за пользование чужими денежными средствами (ст.395 ГК РФ);

д) уменьшение неустойки (ст.333 ГК РФ);

е) устав ООО и АО: ошибки и судебные споры.

ж) заявление кредитора о включении в реестр требований: 10 ошибок.

 

Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

1) сопровождение бизнеса;
2) защита интеллектуальной собственности;
3) ведение судебных споров;
4) корпоративная практика;
5) недвижимость;
6) налоговое право.

Рекомендуем почитать наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалами в Разделе "Статьи".

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги