Одобрение сделки советом директоров

Яна Польская, юрист-аналитик

Совершение сделки без одобрения советом директоров

Должен ли банк, как профессиональный участник рынка кредитования, проверять наличие уставных ограничений на совершение сделок? В данном деле суд дал понять, что при оспаривании сделки по основанию отсутствия соответствующего одобрения обязанность по доказыванию осведомленности банка лежит на истце (в данном случае участнике общества). Автоматически данная обязанность на банк не возлагается.

 

Обстоятельства дела:

 

Участник Общества просит признать недействительными договоры об ипотеке, заключенные между Обществом и Сбербанком в обеспечение кредитного договора, кроме того, просит исключить из ЕГРН регистрационные записи о регистрации договоров. Суд первой инстанции удовлетворил иск, суд апелляционной инстанции оставил решение в силе. Судебные акты мотивированы тем, что при заключении спорных договоров Общество не получило необходимое одобрение совета директоров Общества.

 

Банк подал кассационную жалобу, основанную на недобросовестном осуществлении гражданских прав истцом. Будучи генеральным директором Общества в течение 5 лет он неоднократно заключал с банком кредитные договоры и договоры ипотеки, выступал поручителем. Истец входит в состав совета директоров и является участником Общества, не может не знать о создании в Обществе совета директоров и о его компетенции, ограничивающей полномочия директора Общества. Однако при заключении договоров в 2013 и 2014 годах не поставил банк в известность о наличии таких ограничений. Целью заявления иска является снятие обременений с недвижимого имущества по оспариваемым сделкам для получения удовлетворения другим кредитором, бенефициаром которого является Базиян В.К., денежных требований за счет реализации спорного имущества как незалогового.

 

Суд кассационной инстанции отменил указанные судебные акты, направил дело на новое рассмотрение.

 

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.09.2017 по делу № А53-14970/2016.

 

Выводы суда:

 

1. Подписывая спорные договоры ипотеки, руководитель Общества превысил полномочия, предусмотренные Уставом. Поскольку оспариваемые договоры ипотеки влекут за собой обременение объектов недвижимого имущества залогом и возможность обращения взыскания на заложенное имущество, то данные сделки относятся к сделкам, связанным с возможностью отчуждения имущества.

 

2. Как разъяснено в пункте 92 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 п. 1 ст. 174 ГК РФ установлены два условия для признания сделки недействительной: сделка совершена с нарушением ограничений, установленных учредительным документом (иными корпоративными документами) или договором с представителем, и противоположная сторона сделки знала или должна была знать об этом. При этом не требуется устанавливать, нарушает ли сделка права и законные интересы истца каким-либо иным образом.

 

3. В силу пункта 22 постановления № 25 по общему правилу закон не устанавливает обязанности лица, не входящего в состав органов юридического лица и не являющегося его учредителем или участником, по проверке учредительного документа юридического лица с целью выявления ограничений или разграничения полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица или нескольких единоличных исполнительных органов, действующих независимо друг от друга либо совместно.

 

4. Положения учредительного документа, определяющие условия осуществления полномочий лиц, выступающих от имени юридического лица, в том числе о совместном осуществлении отдельных полномочий, не могут влиять на права третьих лиц и служить основанием для признания сделки, совершенной с нарушением этих положений, недействительной, за исключением случая, когда будет доказано, что другая сторона сделки в момент совершения сделки знала или заведомо должна была знать об установленных учредительным документом ограничениях полномочий на ее совершение.

 

5. Бремя доказывания того, что третье лицо знало или должно было знать о таких ограничениях, возлагается на лиц, в интересах которых они установлены. Делая вывод о том, что банк, как профессиональный участник гражданского оборота обязан был проверить учредительные документы заемщика-залогодателя, в том числе и устав; и что банк не мог не знать содержания устава общества, поскольку между обществом и банком заключались кредитные договоры и договор на расчетно-кассовое обслуживание, суды фактически неверно распределили бремя доказывания между сторонами существенного по делу обстоятельства – осведомленность о специальной процедуре совершения сделок, возложив его исключительно на ответчика, что повлекло принятие незаконного судебного акта.

 

Комментарии:

 

1. Очевидно, что банк, как лицо, осуществляющее профессиональную деятельность по кредитованию и заинтересованное в максимально подробном изучении заемщика в целях безопасности возврата средств, не могло не располагать уставом Общества и должно было изучить ограничения, установленные уставом.

 

2. Однако суд исходил из принципа распределения бремени доказывания, установленного в Постановлении Пленума ВС РФ № 25. Поэтому суд постановил, что обязанность по доказыванию обстоятельств была необоснованно возложена на банк вместо истца.

 

3. Суд кассационной инстанции подчеркнул, что в таких вопросах следует руководствоваться разъяснениями Постановления Пленума ВС РФ № 25, определяющего круг обстоятельств, подлежащих доказыванию: нарушение ограничений, установленных учредительными документами, вторая сторона сделки знала или должна была знать о наличии соответствующих ограничений.

 

4. При этом именно истец должен был доказать осведомленность банка о наличии ограничения. Данный момент предстоит выяснить суду при новом рассмотрении дела.

 

5. Кроме того, суд кассационной инстанции упомянул в судебном акте, что истец, будучи предыдущим директором Общества, неоднократно заключал от имени Общества кредитные договоры с банком. При этом он не сообщал банку о наличии ограничений в уставе, не согласовывал заключение сделок с советом директоров. Суд посчитал необходимым исследовать такое поведение истца на предмет недобросовестности при повторном рассмотрении дела.

 

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

 

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

 

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

 

Яна Польская, юрист-аналитик. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

 

Иные интересные материалы по корпоративному праву и банкротству:

1) ответственность директора: 10 частых ошибок;

2) взыскание убытков с директора (комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»);

3) нелегитимность (незаконность) избрания директора как основание недействительности сделок, совершенных им;

4) юридическая защита бизнеса и активов;

5) субсидиарная ответственность руководителя должника;

6) ненадлежащие способы защиты корпоративных прав в спорах;

7) успешное оспаривание золотого парашюта;

8) положительное решение об исключении участника из общества;

9) признание недействительным решения ОСУ общества о досрочном прекращении полномочий ЕИО;

10) параллельный бизнес у директора и участника: правовая квалификация, возможные действия;

11) вывод активов предприятия;

12) субсидиарная ответственность вне дела о банкротстве;

13) субсидиарная ответственность в деле о банкротстве (условия, порядок на примере одного дела).



Комментарии

Написать комментарий







Для оформления можно использовать bb-коды