Выбрать тему

Лицензионный договор

© Depositphotos.com/dreamerve

Лицензионный договор.

Недавно мы анализировали арбитражную практику применительно к договору коммерческой концессии, теперь речь пойдет об еще одном «интеллектуальном» договоре, а именно о лицензионном.

1. Лицензиат обратился в суд с требованием о признании лицензионного договора недействительным и применении последствий недействительности сделки. Доводы истца основывались на следующем: ответчик имел право заключать только сублицензионный, а не лицензионный договор; в договоре отсутствует указание на результат интеллектуальной деятельности; отсутствуют номера и даты выдачи документа, удостоверяющего исключительное право на результат. Между тем кассация признала спорный договор  заключенным и действительным:  условия сформулированы таким образом, что позволяют с достаточной степенью определённости уяснить смысл условий договора о предмете и используемом результате интеллектуальной деятельности, договор фактически был исполнен. Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 1238 ГК РФ к сублицензионному договору применяются правила ГК РФ о лицензионном договоре. (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27.12.2013 г. по делу № А40–20795/2013)

2. Отказ  лица от  лицензионного  договора  не  влечет  расторжения  заключенного  между  сторонами  договора  на  поставку  программного  комплекса,  как  регулирующего  иные  отношения. Договор  поставки  программного  комплекса (статья 506 ГК РФ)  и  лицензионный  договор (статья 1235 ГК РФ) о порядке его использования, являясь взаимосвязанными, регулируют  различные  правоотношения  и  не  могут  рассматриваться  как  единый  договор. (Постановление ФАС Западно-сибирского округа от 18.05.2011 г. по делу № А70-8898/2010)

3. Лицензиру отказали в удовлетворении требований о расторжении лицензионного договора и взыскании убытков. Довод истца о том, что он не может реализовать свое право, предоставленное лицензией на использование программного продукта в связи с наличием существенных недостатков в продукте был отклонен судом, в силу того, что договором не были предусмотрены услуги по внедрению и технической поддержке программного продукта. (Постановление ФАС Московского округа от 02.07.2013 г. по делу № А40-111104/12-26-947)

4. После расторжения лицензионного договора, у лицензиата  остался долг по лицензионным платежам,  и ему была выдана банковская гарантия в обеспечение указанных обязательств. В дальнейшем, лицензиар предъявил требование о взыскании остатка суммы основного долга к принципалу. Суд отказал в удовлетворении требований, в связи с тем, что на момент выдачи банковской гарантии указанное в ней обязательство, в обеспечении которого она выдавалась,  было прекращено. (Постановление ФАС Московского округа от 31.10.2012 г. по делу № А40-108760/11-46-956)

5. Стороны заключили лицензионный договор, по условиям которого лицензиату предоставлено право на использование изобретения по патенту  в предусмотренных договором пределах. При этом за лицензиаром сохранялось право заключать с другими лицами лицензионные договоры на использование изобретения в отношении способов, не предусмотренных в лицензионном договоре. Роспатент отказал в регистрации указанного договора как несоответствующего понятию лицензионного договора о предоставлении исключительной лицензии, определенному п.1 ст. 1236 ГК РФ. Суд не согласился с таким выводом, исходя из п. 3 ст 1236 ГК РФ, согласно которому в одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования результата интеллектуальной деятельности могут содержаться условия для лицензионных договоров разных видов (исключительной и неисключительной лицензии). Следовательно, законодатель допускает дифференциацию лицензионных договоров в зависимости от способа использования результата интеллектуальной деятельности. (Постановление ВАС РФ от 12.03.2013 г. по делу № А40-106575/11-26-813).

6. ОАО «Воронежнефтепродукт» и ОАО «Нефтяная компания «Роснефть» был заключен лицензионный договор на использование в предпринимательской деятельности товарных знаков последнего. Между тем, УФАС России по Воронежской области было вынесено постановление о привлечении к административной ответственности указанных лиц за неисполнение предписания о необходимости согласования с УФАС условий договоров коммерческой концессии и агентских договоров, относящихся к розничной реализации нефтепродуктов в Воронежской области. В дальнейшем, суд удовлетворил требования компаний об отмене указанного постановления, указав, что в данном случае действительной волей сторон было заключение именно лицензионного договора. (Постановление ФАС Центрального округа от 17.03.2009 по делу N А14-14722/2008/492/10)

7. Обращение лицензиара в суд с требованием о признании нарушения лицензиатом существенных условий лицензионных договоров в части своевременности уплаты лицензионных платежей было расценено как  избрание ненадлежащего способа защиты права с учетом положений ст.12 ГК РФ и того факта, что между сторонами спор о принадлежности интеллектуальных прав истцу отсутствует. (Постановление ФАС Московского округа от 17.09.2013 г. по делу № А40-6521/12-19-56)

8. Суд признал лицензионный договор о предоставлении права использования произведений, входящих в репертуар ООО «Российское авторское общество», способом публичного исполнения, как в живом исполнении, так и с использованием технических средств незаключенным, ввиду несогласованности предмета договора – отсутствовал конкретный перечень музыкальных  произведений. (Постановление ФАС Московского округа от 09.06.2012 г. по делу № А40-61370/11, Постановление ФАС Московского округа от 07.06.2012 г. по делу № А40-74258/11-51-639)

9. Компания попыталась оспорить заключенный лицензионный договор, по которому предоставлялось право использования произведения: нормативно-технической или технической документации, в отношении которой лицензиар имеет исключительные права как разработчик. Доводы истца об отсутствии признаков объектов авторского права у документации, а также о мнимости сделки не были восприняты судом. Более того, указание истца на то, что в результате заключения договора ограничена конкуренция на рынке предоставления информационных услуг, т.е.  услуг по платному доступу к соответствующей информации, было истолковано судом как признание истцом охраноспособности объекта сделки. (Постановление ФАС Московского округа от 31.10.2011 г. по делу № А40-7067/11-110-57)

Комментарии.

1. Несмотря на частые попытки сторон оспорить заключенный лицензионный договор, суды не всегда идут на поводу, придерживаясь принципа «больной скорее жив чем мертв».

2. Имеет место проблема выбора того или иного способа защиты своих прав по лицензионному договору. Некоторые выбирают весьма «экзотические» способы (например, в п. 7). Между тем, несмотря на то, что перечень способов защиты гражданских прав, закрепленный в ст. 12 ГК РФ, является открытым, суды толкуют его ограничительно.

3. Практика показывает, что часто возникает путаница между договором коммерческой концессии (который был рассмотрен нами ранее) и лицензионным договором в силу сходства предмета. 

4. Договоры, заключаемые для реализации предоставленного по лицензионному договору права (договор поставки, договор оказания услуг и др.), имееют самостоятельный правовой режим. Отказ от лицензионного договора не влечет расторжения указанных договоров.

Елизавета Разина.

Свои предложения, вопросы вы можете направлять на электронную почту vetrov@vitvet.com.


Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург). 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры"

больше чем просто юридические услуги