Выбрать тему

Взыскание долгов с контролирующих лиц без банкротства

Корпоративная вуаль. Расширение возможностей кредиторов и взыскателей при взыскании долгов с должников 

В 2012 году впервые в судебном акте российского суда была упомянута доктрина «срывания корпоративной вуали». 

Под ней, в частности, суды понимают следующее, согласно концепции «снятия корпоративного занавеса», также именуемую концепцией «протыкания корпоративной вуали» (piercing the corporate veil), «проникновения за корпоративную вуаль» (Durchgriff hinter den gesellschaftsrechtlichen Schleier), при наличии определенных условий ответственность за нарушения обязательств со стороны компании возлагается на лиц, полностью ее контролирующих, если компания является всего лишь их «орудием» (vehicle), формальным прикрытием для недобросовестной деятельности. Использование компании как альтер эго (фасада, инструмента) своего владельца направлено, прежде всего, на привлечение контролирующего лица к ответственности по обязательствам контролируемой им компании (или наоборот). 

Иными словами, в данном случае речь идет о случаях отказа от применения «принципа отделения» имущества компании и имущества ее участников, игнорирования юридической самостоятельности юридического лица и праве кредиторов компании распространить ответственность на личное имущество ее участников, менеджеров или иных лиц, контролирующих юридическое лицо, за счет их личного имущества» (Определение АС Красноярского края от 02.11.2015 по делу №А33-7445/2015). 

Таким образом, к ответственности вместо должника можно привлечь контролирующих его лиц. Это крайне интересный инструмент, который должен быть очень популярным у кредиторов, взыскателей и, на мой взгляд, применяться почти в каждом процессе, который не заканчивается погашением долга. 

Но на практике ситуация обстоит не так. Хотя может тем, кому нужно знать об имеющихся возможностях, а контролирующим лицам о последствиях, просто не знают о них? Попробуем разобраться. 

1. Нормативное регулирование.

В настоящее время, есть п.3 ст.53.1 ГК РФ, которая указывает, что лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

Также есть нормы про ответственность основного общества за указания в отношении дочерних обществ, а также нормы законодательства о банкротстве, предусматривающей субсидиарную ответственность контролирующих лиц (ст.10 ГК РФ).

Однако ст.53.1 ГК РФ, к сожалению, предоставляет право на возмещение убытков только участникам (учредителям) юридического лица. Соответственно, если вы кредитор, то у вас такого права нет, а если есть интерес в привлечении к ответственности учредителя (участника), то подобное становится нереальным ввиду нелепости действия учредителя против самого себя.

У нормы про матерей с дочками тоже крайне ограниченные возможности, а процедура банкротства не всегда экономически обосновано, даже если не обращать внимания на небольшой процент удовлетворения требований кредиторов (встречалась статистика, в которой речь шла о 4-5 процентах).

В этой ситуации, когда нормы материального права и не позволяют обеспечить оперативную защиту прав кредиторов как раз и подошла доктрина «срывания корпоративной вуали».

Бывший председатель ВАС Иванов А.А. в интервью газете Коммерсант в 2012 году заметил, что: «Юристы называют революцией и прорывом недавнее решение Высшего арбитражного суда по снятию корпоративной вуали в споре миноритариев Кировского завода с его руководством. Что препятствует внедрению этой доктрины в судебную практику?

— Это проблема менталитета судей, воспитанных в приверженности формализму, и сторон, которые не заявляют такие требования. Точно так же в свое время у нас развивалась практика рассмотрения налоговых дел. В начале 90-х годов можно было нарисовать любой договор об оказании маркетинговых услуг и списать по нему в затраты всю прибыль. Потом налоговики научились вычислять такие договоры, занялись экономическим анализом, эти вопросы стали предметом рассмотрения в судах. Не за горами и то время, когда суды будут рассматривать проблемы "снятия корпоративной вуали". Если стороны будут заявлять и обосновывать такие требования, суды будут вынуждены их рассматривать. На формирование практики уйдет не менее двух лет».

К сожалению, двух лет оказалось мало. Если посмотреть на судебную практику, где прямо и однозначно упоминается «корпоративная вуаль», то таких актов за 5 лет найдется не больше 80.

Основная проблема заключается в желании обеспечить соблюдение принципа ограниченной ответственности общества, принципа автономии и независимости субъекта отношений от иных. Хотя порой проявляется простой формализм. Допустим, такой: «участники общества с ограниченной ответственностью не могут отвечать по долгам такого общества. Истец не привел надлежащего нормативно-правового обоснования, каким образом самостоятельные субъекты экономических отношений, ИП Гришин Е.П. и ООО «Завод Теплогарант» могут нести ответственность по гражданско-правовым обязательствам самостоятельного юридического лица – ООО ТК «ТеплоГарант» (дело № А72-1059/2016).

2. Судебная практика по «срыванию корпоративной вуали».

1. Дело Аспект-Финанс (№A40-104595/2014).

Акционер материнской компании (иностранной компании) успешно оспорил решение ОСА дочерней компании.

2. Дело Гартуга (№А60-47001/2015, постановление ФАС УО от 11.04.2017).

Неудачная попытка включиться в реестр требований кредиторов, основанная на квалификации подписания акта сверки от должника иным лицом. Скорее всего, являющимся, по мнение истца, контролирующим по отношению к должнику.

3. Дело Гросса (№А60-4770/2016).

В одном из судебных актов упоминается, что заявитель ссылался на доктрину для обоснования возможности предъявления иска к ответчику, виновному в причинении истцу убытков. Это помогло ему в апелляции получить частичное удовлетворение, но в последующем была отмена с возвратом на новое рассмотрение в первую инстанцию.

4. Дело Шульгинского (№ А03-14308/2015).

Внешэкономбанк обратилось с иском к ООО «Шульгинское» и ООО «Шульгинский пивоваренный завод» о взыскании убытков. Убытки возникли у банка в результате уклонения от обязанности уплачивать долг ЗАО «Шульгинский пивоваренный завод» и реализации принадлежащего ему имущественного комплекса по цене в 17 раз ниже его оценочной стоимости ООО «Шульгинское». ЗАО «Шульгинский пивоваренный завод» с проведением формальной процедуры ликвидации в результате банкротства фактически не прекратило свою деятельность, а передало свой бизнес на взаимосвязанных лиц – ООО «Шульгинское» и ООО «Шульгинский пивоваренный завод». В связи с допущенным злоупотреблением правом при банкротстве ЗАО «Шульгинский пивоваренный завод» ООО «Шульгинское» и ООО «Шульгинский пивоваренный завод» подлежат привлечению солидарно к ответственности по обязательствам ЗАО «Шульгинский пивоваренный завод» через применение механизма «срывания корпоративной вуали». 

Суды отказали истцу, отметив, что истцом не представлено доказательств того, что взаимосвязанные лица ЗАО «Шульгинский пивоваренный завод» совершали действия, направленные на признание закрытого акционерного общества банкротом. Истец, обладая правами кредитора в деле о банкротстве ЗАО «Шульгинский пивоваренный завод», не воспользовался правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника.

5. Дело Макурина (№А82-10729/2013).

Индивидуальный предприниматель  Макурин В.Э. оспаривал решение налогового органа. В качестве основания указано, что организации ООО «Геомаркет» и ООО «ПриватСтрой» зарегистрированы на лиц, не имеющих отношения к их финансово-хозяйственной деятельности. Макурин В.Э. был представителем ООО «Геомаркет» и ООО «ПриватСтрой» в банках, собственноручно заполнял подаваемые в банки от имени ООО «Геомаркет» и ООО «ПриватСтрой» документы, распоряжался денежными средствами, находящимися на счетах этих фирм в банках. В договорах, заключенных от имени ООО «Геомаркет» и ООО «ПриватСтрой», с контрагентами указывался телефон и контактные данные Макурина В.Э., он же подписывал документы по взаимоотношениям с контрагентами со стороны ООО «Геомаркет» и ООО «ПриватСтрой», реально совершал действия по исполнению указанных сделок с контрагентами. Единственным реальным лицом, действовавшим со стороны ООО «Геомаркет» и ООО «ПриватСтрой», был Макурин В.Э. 

Организации ООО «Геомаркет» и ООО «ПриватСтрой» были подконтрольны Макурину В.Э., который использовал указанные организации для ведения своей предпринимательской деятельности, сделки по купли-продаже товаров (работ, услуг), заключенные от имени ООО «Геомаркет» и ООО «ПриватСтрой», в действительности были совершены Макуриным В.Э.

Доводы заявителя о том, что Макурин В.Э. не являлся участником, исполнительным органом, каким-либо должностным лицом ООО «Геомаркет» и ООО «ПриватСтрой», у него отсутствовали полномочия на распоряжение денежными средствами указанных организаций, он не подписывал документы от имени указанных организаций, подлежат отклонению, поскольку не опровергают установленных по делу обстоятельств и являются неправомерными.

В результате суд фактически применил доктрину "срывания корпоративной вуали", признав правомерным доначисления налогоплательщику и отказав в удовлетворении его заявления. 

6. Дело Варданяна (№А40-52404/2014).

Отмечу только один момент. Ссылка заявителя кассационной жалобы на необходимость применения к спорным правоотношениям юридико-технологического приема - "снятие корпоративной вуали", в том числе, со ссылкой на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.04.2012г. по делу № А40-16404/11 судом кассационной инстанции признается несостоятельной, поскольку в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.04.2012г. по делу № А40-16404/11 упоминается понятие о доктрине «срывания корпоративной вуали», под которым в рамках указанного дела раскрываются обстоятельства осуществления иностранным банком на территории Российской Федерации предпринимательской деятельности через аффилированных лиц. При этом положения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», в том числе, об ответственности участников (учредителей) обществ с ограниченной ответственностью по долгам юридических лиц, а также оценка фиктивности или реальности создания обществ с ограниченной ответственностью, в указанном постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.04.2012г. не затрагиваются.

В российском законодательстве возможность возложения ответственности по обязательствам общества с ограниченной ответственностью на его учредителя или его единоличный исполнительный орган предусмотрена п.3 ст.3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и п.3 ст.56 Гражданского кодекса РФ в рамках процедуры банкротства юридического лица.

7. Дело Орифлэйм Косметикс (№А40-138879/2014).

Заявитель оспаривал решение налогового органа. По мнению налогового органа, Общество получило необоснованную налоговую выгоду путем увеличения расходов на суммы лицензионных платежей, поскольку Общество (прим. отдельное юридическое лицо) фактически являлось постоянным представительством иностранной компании «Орифлэйм Косметикс С.А.» (Люксембург).

При вынесении решения об отказе заявителю суд сослался на правовую позицию Президиума ВАС РФ основанную на доктрине «срывания корпоративной вуали», которая позволяет устранять недобросовестное использование статуса юридического лица. Данная доктрина сводится к тому, что в определенных случаях суд может игнорировать правовую конструкцию рассматриваемого юридического лица (лиц) и, например, исходить из того, что права и обязанности в действительности возникли у того физического (юридического) лица, которое фактически руководило рассматриваемым юридическим лицом. 

Суд также пришел к выводу, что у потребителей услуг, оказываемых заявителем, было сформировано устойчивое представление о том, что общество является представительством иностранной компании «Орифлэйм Косметикс С.А.».

8. Дело Гамма Унипак (№А45-12142/2014, судья Уколов, Арбитражный суд Новосибирской области).

Истец предъявил иск к Егорову и Гамма Унипак о взыскании убытков. Гамма Унипак это единственный участник Моком, который является должником истца. Данное юрлицо было ликвидировано. Ликвидатором выступал Егоров. Он же был руководителем, если я верно понял в обеих компаниях. 

Поскольку ликвидация дочернего общества «МоКом» была инициирована основным обществом «Гамма Унипак», ликвидатор являлся одновременно контролирующим лицом инициатора ликвидации, общество «Гамма Унипак» должно было утверждать промежуточный и ликвидационный балансы, то суд решил, что с данного общества «корпоративная вуаль» также должна быть снята, и оно подлежит солидарной с Егоровым А.В. ответственности. Ответственность же самого Егорова обусловлена нарушением процедуры ликвидации.  

Иск был удовлетворен.

9. Дела по псевдосубсидиарной ответственности. Ссылки на материалы на нашем сайте (материал-1материал-2).


3.  Вывод о практике применения «корпоративной вуали» и расширения возможностей привлечения контролирующих лиц к ответственности.

3.1. Доктрина "срывание корпоративной вуали" применяется либо через прямое указание на это в судебном акте, либо фактическое. Но при этом применение правовых норм для привлечения к ответственности остается непонятным, непрозрачным. Соответственно, судебный акт может восприниматься как незаконным и необоснованным.

3.2. Доктрина применяется в трех видах споров. Корпоративные, налоговые и споры по взысканию убытков. На мой взгляд, именно налоговые споры порождают большее количество судебных актов, где фактически тестируются разные формы, инструменты и конструкции. Благо желание доказать необоснованную налоговую выгоду и (или) взыскать ущерб у государства достаточно велико. 

3.3. Доктрина слабо работает, когда речь идет об обычном коммерческом долге и вне дела о банкротстве. 

3.4. Слабая работоспособность обусловлена, на мой взгляд, незнанием или нежеланием самих истцов проходить тернистый и сложный путь привлечения к ответственности контролирующих лиц. Естественно, и самих судов, не желающих выполнять эту работу за истцов. Напомню, что суд никак не связан правовым основанием иска и самостоятельно квалифицирует отношения, определяют подлежащую норму права.

3.5. Доктрину стоит чаще и больше пробовать применять для формирования иных, менее затратных путей воздействия на должника, кроме стандартной схемы по привлечению контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в рамках дел о банкротстве.

3.6. Осталось дело за малым. Надеюсь, что эту дорогу осилит каждый из тех, кто рискнет по ней пройти. 

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

3 мая 2017

Виталий Ветров, управляющий партнер. Занимаюсь любимым делом. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Share
Class
Plus

Иные интересные материалы по банкротству и корпоративным спорам:

1) 10 ошибок кредиторов при подаче заявлений о включении в реестр требований кредиторов;

2) основания и случаи исключения требований из реестра требований кредиторов (анализ практики);

3) основные причины отказа в признании должника банкротом и введении наблюдения (также анализ практики);

4) отстранение директора в наблюдении.

5) субсидиарная ответственность вне дела о банкротстве;

6) субсидиарная ответственность в деле о банкротстве (условия, порядок на примере одного дела);

7) ответственность директора: 10 частых ошибок;

8) взыскание убытков с директора (комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»);

9) расходы на производственную деятельность в очередности платежей при банкротстве;

10) залоговый кредитор;

11) привлечение арбитражного управляющего к ответственности;

12) оспаривание сделок в банкротстве;

13) о формировании искусственной задолженности банкрота.

 

Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

а) защита и охрана интеллектуальной собственности (от регистрации товарного знака до споров по любым результатам интеллектуальной деятельности, в т.ч. сами товарные знаки, программы для эвм);

б) корпоративные вопросы и споры (от организации и проведения ГОСУ, ВОСУ до оспаривания сделок, взыскания убытков с директора, признания решений органов управления недействительными);

в) ведение судебных споров (споры в судах общей юрисдикции, арбитражных судах, третейских судах);

г) налоговые вопросы (от аудита бизнес-процессов на предмет налоговых рисков, сопровождения налоговых проверок до оспаривания результатов проверок, иных актов налоговых органов);

д) коммерческая практика (правовое сопровождение бизнеса по различным вопросам);

е) юридическая помощь по уголовным делам (как правило, связанным с предпринимательской деятельностью);

ж) защита активов компаний и собственников бизнеса

 

Рекомендуем почитать наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалам в Разделе "Статьи".

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги