Обход конструкции юридического лица при привлечении его бенефициаров к субсидиарной ответственности

 

Источник: ГАРАНТ.РУ

 

Эксперт: Виталия Ветров

 

Дата материала: 2 августа 2017 

 

Юридическое лицо – прекрасная фикция. Именно она позволяет опосредовать имущество одного и более лиц в целях ведения предпринимательской деятельности в гражданском обороте. Несомненным преимуществом подобного способа является ограничение ответственности самого юридического лица только имуществом, которое ему принадлежит. Естественно, что есть еще процедура банкротства, но в целях данного материала представим, что по каким-то причинам она нам неинтересна.

 

Следовательно, при ограничении ответственности субъекта в обороте могут с завидным постоянством возникать ситуации, когда при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств должник банально разводит руками перед кредитором и говорит, что не смог. Не рассчитал. Не справился с управлениями своими предпринимательскими рисками. А коль у самого кредитора они тоже есть, соответственно, проблема должника отчасти также находятся в зоне контроля кредитора.

В такой ситуации, а также учитывая положения п. 3 ст. 53.1 Гражданского кодекса, определяющей ответственность для лиц, имеющих фактическую возможность определять действия самого юридического лица, крайне хочется распространения последней на иски кредиторов. Так как указанная норма, к сожалению, предоставляет право на возмещение убытков только участникам (учредителям) юридического лица. Соответственно, если вы кредитор, то у вас такого права нет, а если есть интерес в привлечении к ответственности учредителя (участника), то подобное становится нереальным ввиду нелепости действия учредителя против самого себя.

Поэтому до прямого указания в законе о предоставлении такого права и кредиторам можно было бы ожидать отсутствие иных вариантов поведения и де-факто тупик. Но кредиторы не должны останавливаться и признавать собственное поражение.

У кредиторов есть возможность привлечь бенефициаров юридического лица к полной имущественной (назовем для удобства ее субсидиарной) ответственности. И без дела о банкротстве. И без использования норм закона о банкротстве (с учетом последних изменений в закон о банкротстве).

Но спрашивается, каким образом это можно сделать?

Как могут негативные последствия деятельности юридического лица, являющегося самостоятельным и автономным, быть переложены на физическое лицо (бенефициара)?

Как раз для ответа на этот вопрос я для начала предложу обратить большее внимание и придать значение практике по корпоративным спорам, которая за последние несколько лет признала существование и (или) выработала порой удачные инструменты защиты прав и интересов обиженных кредиторов.

Так, еще в 2012 году в практике арбитражных судов была впервые упомянута и использована доктрина "скрывания корпоративной вуали" (Постановление Президиума ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. № 16404/11 по делу акционерного общества "Парекс банк").

При этом в отдельных судебных актах мы находим и определение самой доктрины. Под ней, в частности, суды понимают следующее, согласно концепции "снятия корпоративного занавеса", также именуемую концепцией "протыкания корпоративной вуали" (piercing the corporate veil), "проникновения за корпоративную вуаль" (Durchgriff hinter den gesellschaftsrechtlichen Schleier), при наличии определенных условий ответственность за нарушения обязательств со стороны компании возлагается на лиц, полностью ее контролирующих, если компания является всего лишь их "орудием" (vehicle), формальным прикрытием для недобросовестной деятельности. Использование компании как альтер эго (фасада, инструмента) своего владельца направлено, прежде всего, на привлечение контролирующего лица к ответственности по обязательствам контролируемой им компании (или наоборот).

Иными словами, в данном случае речь идет о случаях отказа от применения "принципа отделения" имущества компании и имущества ее участников, игнорирования юридической самостоятельности юридического лица и праве кредиторов компании распространить ответственность на личное имущество ее участников, менеджеров или иных лиц, контролирующих юридическое лицо, за счет их личного имущества" (Определение АС Красноярского края от 2 ноября 2015 г. по делу № А33-7445/2015).

Поэтому можно миновать юридическое лицо, доказать необходимость игнорирования конструкции юридического лица, и предъявить требования к бенефициарам должника.

Естественно, что может показаться, как подобную теорию (доктрину) можно применять в нашей российской деятельности и в обычных региональных арбитражных судах?

Да, можно. Давайте продемонстрирую вам ссылками на отдельные судебные дела.

1. Дело Аспект-Финанс (№ A40-104595/2014). Акционер материнской компании (иностранной компании) успешно оспорил решение ОСА дочерней компании. 

 

2. Дело Гросса (№ А60-4770/2016). В одном из судебных актов по делу написано, что заявитель ссылался на доктрину для обоснования возможности предъявления иска к ответчику, причинившему истцу убытки. Это помогло ему в апелляции получить частичное удовлетворение, но в последующем была отмена с возвратом на новое рассмотрение в первую инстанцию. 

3. Дело Орифлэйм Косметикс (№ А40-138879/2014). Заявитель неудачно оспаривал решение налогового органа. По мнению налогового органа, общество получило необоснованную налоговую выгоду путем увеличения расходов на суммы лицензионных платежей, поскольку общество (прим. отдельное юридическое лицо) фактически являлось постоянным представительством иностранной компании "Орифлэйм Косметикс С.А." (Люксембург). С этим не согласилось общество. При вынесении решения об отказе заявителю в удовлетворении его заявления суд посчитал возможным применить доктрину "срывания корпоративной вуали". Именно она позволила установить недобросовестное использование статуса юридического лица. Как указал суд, в определенных случаях суд может игнорировать правовую конструкцию рассматриваемого юридического лица (лиц) и, например, исходить из того, что права и обязанности в действительности возникли у того физического (юридического) лица, которое фактически руководило рассматриваемым юридическим лицом. 

4. Дело Гамма Унипак (№ А45-12142/2014). Истец предъявил иск к юридическому лицу, являющему участником должника истца, и физическому лицу, являющему ликвидатором и руководителем юрлица-участника должника. Сам должник был ликвидирован. Подобное не устроило кредитора (истца). В судебном заседании через доктрину "срывания корпоративной вуали" истцу удалось взыскать солидарно долг с обоих ответчиков. 

Изложенное не является инструкцией для применения. Это, скорее всего, призыв к размышлениям о возможности использования различных инструментов для достижения поставленной цели. Особо в ситуации недобросовестного поведения должником, приведшим к неисполнению или ненадлежащему исполнению им своих обязательств.

Ссылка на материал: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/vetrov/1126725/

 

Рекомендуем почитать  наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалами в Разделе "Статьи".

 

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги

                                                                                                                                                                                                                                                                             

                                                                                                                                                                                                           


Банкротство – не волшебная таблетка

Дёмин уверен, что банкротство как способ уйти от долгов воспринимают очень немногие: «Процедура обязует проанализировать поведение банкрота за 3 года до подачи заявления: его доходы, расходы, сделки, справки, увольнения, повышения. Причем, это делает не только арбитражный управляющий, но и кредиторы. Юристы банков поднимают все документы, которые подавал банкрот при получении кредитов, ищут малейшую лазейку, чтобы сохранить долг. Подготовиться к такой процедуре обычный гражданин, не обладающий хорошими юридическими навыками, вряд ли сможет. На нашей практике количество людей с явно подозрительными и мошенническими намерениями крайне мало — в нашей практике менее 2%».

По словам Виталия Ветрова, управляющего партнера юридической фирмы "Ветров и партнеры" сейчас формируется судебная практика, когда банкрота не освобождают от выплаты долга. «Не стоит считать, что банкротство это универсальная и волшебная таблетка, которая избавляет от всего и всех. Есть случаи, когда суд признавал заемщиков, злоупотребляющими своими правами и отказывал в тех или иных процедурах. Но речь пока о единичных случаях. Думаю, что не больше 10», — рассказал РБК Новосибирск Ветров.

Один из таких случаев. В марте 2016 год суд признал жителя Новосибирской области Валерия Овсянникова банкротом, но от выплаты долгов не освободил. Общий долг Овсянникова перед четырьмя банками превысил 630 тысяч рублей. Каждый месяц мужчина должен был выплачивать 23 тысячи рублей. Работая грузчиком, получал на руки всего 17 тысяч рублей.

Судья посчитал, что заключая кредитные договоры, мужчина заранее знал, что не сможет выполнять свои обязательства перед кредиторами. Более того, заявляя о банкротстве, он надеялся именно на списание долга и его невозврат.

Дёмин приводит в качестве примера еще ряд подобных дел, которые рассматривались в Ханты-Мансийском автономном округе, Калининградской области, Чувашской республике. «Суд принимает решение о несписании долгов, если выявлены случаи недобросовестного поведения должника, фиктивное или преднамеренное банкротство. Обычно это: банкротство по долгам, которые нельзя списать по закону (моральный и материальный вред, алименты), сокрытие сделок по имуществу, непредоставление полных данных о доходах, неоплата финансовых обязательств при появлении возможности, а направление средств на улучшение своих материальных условий (продано имущество и с продажи не погашен долг, а куплено другое имущество). Финансовой недобросовестностью признают, что фактический доход превышает платежи по кредитам, но кредиты не оплачиваются, либо фактический доход не позволяет оплачивать кредиты и банкрот берет на себя заведомо невыполнимые обязательства



Законодательные новеллы-2017

Сейчас в Госдуме рассматривается ряд законодательных инициатив, касающихся процедуры банкротства. В частности депутаты рассмотрели законопроект Правительства России о снижении с 1 января этого года госпошлины за заявление о банкротстве физлица с шести тысяч рублей до трехсот рублей.

Демин считает, что введение упрощенных процедур банкротства может создать больший риск мошеннических схем.


«Как следствие, суды будут меньше списывать долги, что скажется негативно на обычных гражданах, — уверен Демин. — ​Еще одна инициатива защищает права кредиторов, а не банкротов. Это продажа единственного жилья должника. Обычных граждан этот закон может выгнать на улицу, а вот мошенники смогут выйти «сухими из воды» - они и так чаще всего не оформляют на себя никакое имущество. Из последних послаблений для банкротов: снижение размера госпошлины с 6000 рублей до 300. Но перед этим подняли оплату арбитражному управляющему с 10 тысяч до 25 тысяч. На наш взгляд, эффективней было бы снизить затраты на обязательные публикации (около 10 тысяч рублей в одной процедуре за публикацию сведений о банкроте в Коммерсанте)».


По мнению Виталия Ветрова, изменения в законе о банкротстве физических лиц не скажутся на количестве заявлений о банкротстве.

«Все, кто хотел и так пошли в суд. Основные проблемы это не расходы. А возможность оспорить сделки в рамках дела о банкротстве, наличие или отсутствие признаков злоупотребления правом со стороны должника».

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/nsk/freenews/5897e6759a794710cdb8f80c