Выбрать тему

Субсидиарная ответственность при банкротстве

Привлечение бенефициаров бизнеса к субсидиарной ответственности, в т.ч. при выводе активов

Для кредиторов организации-банкрота очень интересным является вопрос привлечения к субсидиарной ответственности действительного выгодоприобретателя такой компании. Зачастую именно собственники, ключевые акционеры, крупные участники общества являются лицами, контролирующими деятельность организаций, а исполнительный орган играет в управлении компанией гораздо меньшую роль. Руководитель организации в большом количестве случаев является работником по трудовому договору, чьи полномочия существенно стеснены волей владельцев бизнеса. Таким образом, когда компания лишается платежеспособности и «падает» в банкротство, привлечение к субсидиарной ответственности руководителя предприятия часто менее эффективно, чем обращение к привлечению собственников и выгодоприобретателей. Очевидно, что бенефициары обладают огромным влиянием на экономическую деятельность организации, поскольку ее эффективная стратегия приносит им прибыль. Между тем, в большинстве случаев такие «серые кардиналы» так и остаются в тени.

Согласно действующему законодательству, участника организации привлечь к субсидиарной ответственности гораздо сложнее, чем директора. Технически доказать причинно-следственную связь между действиями участника и наступлением неплатежеспособности должника практически невозможно (если такое лицо не играло одновременно свою роль в исполнительном аппарате).

В судебной практике по данному вопросу существуют абсолютно полярные решения. Однако тенденцию можно отследить. Ранее вопрос привлечения к ответственности учредителя рассматривался, в основном, в отношении муниципальных органов власти, которые доводили до банкротства муниципальные унитарные предприятия, изымая у них имущество, необходимое для осуществления ими хозяйственной деятельности. В отношении них до 2015 года удовлетворялись требования о привлечении к такой ответственности, если налицо была явная недобросовестность действий. Было очевидным, что учреждая такое муниципальное унитарное предприятие, муниципальное образование имеет возможность де-факто полностью контролировать его деятельность.

В прошлом году практика в этом отношении кардинально изменилась. Суды перестали находить причинно-следственную связь между действиями муниципальных органов власти и неплатежеспособностью подконтрольных им предприятий. Это распространилось и в отношении тех организаций, где в рассматриваемый период еще не были приняты специальные нормы о субсидиарной ответственности. Однако эта тенденция коснулась только дел с указанной категорией участников. В отношении частного бизнеса суды делают прямо противоположные выводы.

Обратимся к резонансному судебному акту: Определение Верховного суда от 21 апреля 2016 года по делу А33-1677/2013.

Из материалов дела:

Управляющий посчитал необходимым привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя, а также учредителя – юридическое лицо. Соответствующее заявление было удовлетворено и оставлено без изменения апелляционной инстанцией. ФАС Восточно-Сибирского округа посчитал, что необходимые обстоятельства не до конца исследованы, и направил дело на новое рассмотрение, в результате которого к субсидиарной ответственности привлекли только директора, а в части привлечения участника было отказано.

Верховный суд РФ с такими выводами не согласился.

Было выяснено, что учредило должника общество, в котором руководитель должника длительный период времени также являлся директором. Кроме того, в рассматриваемый период времени учредитель общества обладал 100% долей. Суд посчитал, что это достаточное основание для определения данной организации в качестве контролирующего лица. Убедительным в данном случае оказался и тот факт, что денежные средства должника в результате определенной схемы финансовых операций в итоге оказывались на счетах учредителя, что негативным образом повлияло на финансовое состояние должника. Суд сделал вывод, что такой механизм есть не что иное, как вывод активов (прим. автора - на тему борьбы с выводом активов читайте наш материал "ночной дозор налоговой"). Помимо прочего, рассматриваемый единственный участник общества изъял у должника имущество, что не позволило ему далее осуществлять свою производственно-хозяйственную деятельность.

Выводы суда:

1. Суд посчитал все изложенные выше факты и обстоятельства свидетельством того, что в своих действиях учредитель едва ли руководствовался интересами должника.

2. Был сделан интересный вывод о том, что суды нижестоящих инстанций необоснованно переложили на кредиторов бремя доказывания наличия оснований привлечения к субсидиарной ответственности, в то время как сам учредитель в деле занимал неактивную позицию: обстоятельства совершения финансовых операций неясной этиологии и назначения не раскрыл, так же как и не представил сколько либо убедительных причин для изъятия материально-технических средств у должника. По мнению суда, такое поведение стороны свидетельствует об отказе от опровержения обстоятельств, приведенных другими участниками рассмотрения.

3. Были опровергнуты доводы нижестоящих судов о том, что понятие неплатежеспособности, по своей сути, является идентичным банкротству. Суд отметил, что утрата возможности исполнять свои денежные обязательства не обязательно возникает одномоментно с собственно несостоятельностью, следовательно, действия по изъятию имущества в обстановке уже имеющихся финансовых затруднений могли существенным образом спровоцировать банкротство должника.

Спорные судебные акты были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.

Комментарии юриста:

1. По нашему мнению, при рассмотрении дел о привлечении к субсидиарной ответственности (будь то руководитель, учредитель, арбитражный управляющий или иные лица) очень важно соблюдать баланс и руководствоваться принципом соразмерности, справедливости, разумности. Недопустимо относиться к таким делам формально, не исследуя с особой тщательностью все обстоятельства дела, не соизмеряя действия лица с объемом последствий.

2. Общей тенденцией в последнее время является игнорирование того факта, что руководитель, а часто и учредитель – это физические лица. Что означает для физического лица взыскание с него лично, из его собственного имущества сумм реестровой задолженности должника? Часто эти суммы составляют десятки, а то и сотни миллионов рублей. Поэтому очень важно внимательно изучить все обстоятельства дела, мотивы поступков, получить подтверждение извлечения личной финансовой выгоды, в том числе, и то, не вынужден ли директор был совершать те или иные действия в результате соответствующего влияния интересантов-бенефициаров. Тогда привлечение лица, непосредственно получающего прибыль, представляется более справедливым, нежели привлечение директора.

3. При наличии достаточных доказательств привлечение бенефициаров к субсидиарной ответственности возможно (если речь не идет о государственных и муниципальных органах власти). Так, при обстоятельствах, аналогичных рассмотренным в сегодняшнем материале, Верховный суд РФ в своем Постановлении от 01 сентября 2016 года по делу № А19-6467/2007 не усмотрел никаких нарушений в выводах, изложенных тем же ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 27.06.2016.

В этом деле ни изъятие учредителем - Администрацией муниципального образования у автотранспортного предприятия всего транспорта, ни то, что такие действия учредителя были признаны незаконными вступившими в силу судебными актами трех инстанций, не повлияли на вывод о том, что признаки неплатёжеспособности у должника появились еще до перечисленных действий. Суд поставил знак равенства между возникновением неплатежеспособности и банкротством предприятия и отверг довод конкурсного управляющего о том, что на фоне затрудненной платежеспособности действия учредителя и стали причиной банкротства.

4. Примечательно, что точно так же, как и в рассмотренном выше случае, учредитель действовал исключительно в своих интересах. Аналогично и то, что никак не объяснялись и не оценивались мотивы и цели совершения учредителем таких действий, явная недобросовестность учредителя, предпринятые им меры по сокрытию осуществлённого изъятия путем переоценки оставленного имущества в несколько тысяч (!) раз.

5. Наличие соответствующего механизма привлечения к субсидиарной ответственности выгодоприобретателей дает надежду на то, что его дальнейшее совершенствование позволит действовать в интересах кредиторов, эффективно работать над привлечением к ответственности тех, кто действительно извлекал из этого выгоду.

6. Следует признать, что наличие веских доказательств в некоторых случаях позволяет выявлять таких лиц, даже если они формально не были связаны с руководством компанией-банкротом (Постановление ФАС УО от 11 сентября 2014 года по делу А60-32798/2007). Таким образом, мы можем констатировать появившуюся возможность привлечения к субсидиарной ответственности тех лиц, которые, формально не являясь руководителем должника, по сути, влияли на действия, явившиеся причиной его несостоятельности. Между тем, говорить о каком-либо единообразии в деловом обороте и судебной практике пока не представляется возможным.

 

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству. 

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

 

18 октября 2016

Елена Павлова, юрист-аналитик. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

 

При поиске и анализе релевантной судебной практики использовался сервис Caselook

 

Если остались вопросы, либо требуется иная юридическая помощь, то специалисты нашей юридической фирмы оперативно смогут помочь. Свяжитесь с нами по следующим контактам:

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

 

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Share
Class
Plus

Иные наши полезные и интересные материалы:

а) почему юристы такие дорогие (обязательно к прочтению всеми!);

б) изменения в ГК РФ в части ст.317.1 (с судебной практикой);

в) ошибки при отчуждении доли в уставном капитале общества;

г) проценты за пользование чужими денежными средствами (ст.395 ГК РФ);

д) уменьшение неустойки (ст.333 ГК РФ);

е) устав ООО и АО: ошибки и судебные споры.

ж) заявление кредитора о включении в реестр требований: 10 ошибок.

 

Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

1) сопровождение бизнеса;
2) защита интеллектуальной собственности;
3) ведение судебных споров;
4) корпоративная практика;
5) недвижимость;
6) налоговое право.

Рекомендуем почитать наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалами в Разделе "Статьи".

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги