Законы для или против бизнеса? Новосибирские юристы назвали спорные новшества 2017-го

Источник: Деловой квартал

Дата материала: 29 декабря 2017 

Эксперт: Виталий Ветров

Онлайн-кассы, законы о телемедицине и о банкротстве, налоговые изменения и т.д. Какие новинки помогли или помешали работать предпринимателям в уходящем году?

Директор ЮК «Бизнес и право» Евгений Сизов:

В уходящем году, несмотря на общую негативную тенденцию усиления ответственности бизнеса и стирание границ личной ответственности руководителя и собственника компании за ее обязательства перед третьими лицами, все-таки можно найти и положительное:

1. Очень нравится, что государство не встало на сторону Минздрава и приняло так называемый закон «о телемедицине» в редакции «для бизнеса». Если вы полагаете, что телемедицина — это взаимоотношение пациента клиники и его врача, то вы просто не выпускали ежедневно в обязательный предрейсовый медосмотр 100-200 водителей или не разрешали спуск в шахту нескольким сотням шахтеров, которые тоже обязаны проходить медицинское освидетельствование каждый раз.

2. Структура траста, о которой не первый год рассказывают бизнесменам, собирающимся при жизни решить вопросы прямого наследования своего бизнеса, нашла свое отражение в принятых изменениях в Гражданский кодекс. Введенная конструкция «наследственного фонда», при ее правильном применении при жизни, позволяет сохранить бизнес и обеспечить наследников, не давая им даже распоряжаться бизнесом, не говоря уж о непрофессиональном управлении активами.

3. Стоит отметить желание законодателя как-то решить вопрос силового воздействия на действующий бизнес. Если в конце 2016 года внесли изменения в структуру уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской деятельности, то в конце 2017 года Пленум Верховного суда подвел итоги применения этих норм, и, как ни странно, указал, что нельзя все время применять аресты — следует выбирать иные меры пресечения, что стоит вдумчивее относиться к квалификации преступлений и прекращать уголовные дела как можно чаще. И радует не только текст, скорее обнадеживает то, что принятые ранее правила проанализировали уже в первый год применения, а не через 5-10 лет, как обычно.

4. Отдельно стоит отметить последовательное стремление ФАС РФ ввести антимонопольный и административный комплаенс, закрепить в кодексах его наличие как обязательное смягчающее обстоятельство при установлении размеров штрафа для бизнеса. Такое смягчение может составлять от сотен тысяч рублей до миллионов в каждом административном правонарушении.

Управляющий партнер юридического партнерства «Курсив» Мария Ильяшенко:

Хочется отметить изменения в сфере государственного контроля за деятельностью коммерческих предприятий в 2017 году.

В начале года бизнес столкнулся с тотальной проверкой соответствия юридических и фактических адресов организаций. Даже собственники промышленных предприятий и другой недвижимости были вынуждены подтверждать свое реальное местонахождение. Непроявление должного внимания при получении «писем счастья» от налоговой грозило внесением в реестр юридических лиц записи о недостоверности регистрационных данных компании. В дальнейшем указанные записи усложняли компаниям доступ к кредитным ресурсам, сотрудничеству с крупными клиентами.

Далее по плану пошли блокировки расчетных счетов банками во главе с Банком России и Росфинмониторингом. Использование в своей операционной деятельности излишнего количества наличных денежных средств или взаимоотношения с сомнительными компаниями, по мнению банков, приводили к блокированию конкретных операций на счете, это в лучшем случае, а в худшем — к отказу в расчетно-кассовом обслуживании вообще.

Завершился год практикой отказа налоговых органов в приеме у бизнеса налоговых деклараций. В один момент тысячи организаций оказались перед необходимостью личного посещения инспекций с целью подтверждения своего легального статуса.

В числе основных обсуждаемых тем законодательного регулирования бизнеса в 2017 году стало, на наш взгляд, в том числе введение онлайн-касс, ужесточение ответственности руководителей и реальных собственников бизнеса в рамках банкротства предприятий и изменения правил привлечения к субсидиарной ответственности, а также изменение основного подхода к разрешению налоговых споров.

Управляющий партнер ЮК «Ветров и партнеры» Виталий Ветров:

1. Закон, которым были внесены изменения в закон о банкротстве (266-ФЗ), ввел сам термин «контролирующие должника лица»: под ним понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее (не более чем за три года, предшествующие возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения, до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом) право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий. Под такие лица могут попадать финансовые, исполнительные директора, главные бухгалтеры, юристы. Впрочем, расширение перечня лиц не единственный бонус этого закона. Также появилась возможность вне рамок дела о банкротстве привлечь к субсидиарной ответственности виновных лиц, что позволяет существенно снизить издержки кредитору на защиту своих прав.

2. Закон, которым внесены изменения в арбитражно-процессуальный кодекс РФ (147-ФЗ): по умолчанию и, если говорить в целом, то по любому спору, относящемуся к подведомственности арбитражного суда, требовалось до подачи иска направить оппоненту претензию и выждать тридцатидневный срок (если иной срок не был предусмотрен в договоре). Сейчас необходимость соблюдения претензионного порядка осталась в силу закона только по требованиям о взыскании денежных средств.

3. Закон, которым внесены изменения в Налоговый кодекс РФ (163-ФЗ): введена ст.54.1 НК РФ, которая закрепила отчасти уже ранее существующий подход к оценке наличия необоснованной налоговой выгоды. Так, подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных, не запрещенных законодательством сделок (операций), не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным.

Партнер юридического агентства ЭКВИ Астрик Рашоян:

С июля 2017 года торговые предприятия переведены на онлайн-кассы, для чего требовались дополнительные вложения на покупку новых касс, обеспечение их обслуживания и бесперебойного интернета. А с 2018 года такие кассы должны также использовать предприниматели, применяющие ЕНВД или патентную систему налогообложения. С 2017 года плательщики НДС полностью перешли на электронный документооборот — в электронном виде предоставляются не только декларации по НДС и книги покупок/продаж, но пояснения по требованиям налоговой. В случае, если налогоплательщик предоставил необходимое пояснение в бумажном виде, такой документ не будет считаться предоставленным, а налогоплательщик получит штраф за невыполнение требования. C 2018 года изменится порядок расчета налога на имущество организаций. В настоящее время организации не платят налог за движимое имущество, приобретенное после 2013 года, однако действие этой льготы истекает 1 января 2018 г. Теперь льготы могут быть установлены региональным законом в отношении движимого имущества, с даты выпуска которого прошло не более трех лет. При этом налог на движимое имущество не может превышать 1,1%.

К позитивным изменениям в налоговом законодательстве в 2017 году можно отнести увеличение лимита на переход на УСН (он составляет 112,5 млн. рублей), а также продление ЕНВД до 2021 года. При этом предприниматели на ЕНВД теперь могут уменьшить налог на сумму страховых взносов, уплаченных за себя без ограничения 50%.

Управляющий партнер ООО «Юсконсалт» — ассоциированный офис GrateInternational Евгения Бондаренко:

Налоговый кодекс меняется гораздо чаще, чем гражданский, в 2017 внесено множество изменений в НК РФ, отмечу одно из них, которое касается многих: ограничение внутрихолдингового финансирования с 1 января 2018 года — прощение участником долга обществу облагается налогом на прибыль. Законодатель существенно ограничил использование займов в рамках внутри холдингового финансирования. До 1 января 2018 года прощение долга участником обществу, направленное на увеличение чистых активов общества, не облагалось налогом на прибыль (п. 3.4. п. 1 ст. 251 НК РФ). С нового 2018 года обычное прощение долга участником обществу будет подлежать обложению налогом на прибыль у общества, если только долг обществу не засчитывается в счет увеличения уставного капитала общества.

 Ссылка на источник: http://nsk.dk.ru/preview_news/237096834

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.  

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.  

Share
Class
Plus

Рекомендуем почитать  наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалами в Разделе "Статьи".

 

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                

Банкротство – не волшебная таблетка

Дёмин уверен, что банкротство как способ уйти от долгов воспринимают очень немногие: «Процедура обязует проанализировать поведение банкрота за 3 года до подачи заявления: его доходы, расходы, сделки, справки, увольнения, повышения. Причем, это делает не только арбитражный управляющий, но и кредиторы. Юристы банков поднимают все документы, которые подавал банкрот при получении кредитов, ищут малейшую лазейку, чтобы сохранить долг. Подготовиться к такой процедуре обычный гражданин, не обладающий хорошими юридическими навыками, вряд ли сможет. На нашей практике количество людей с явно подозрительными и мошенническими намерениями крайне мало — в нашей практике менее 2%».

По словам Виталия Ветрова, управляющего партнера юридической фирмы "Ветров и партнеры" сейчас формируется судебная практика, когда банкрота не освобождают от выплаты долга. «Не стоит считать, что банкротство это универсальная и волшебная таблетка, которая избавляет от всего и всех. Есть случаи, когда суд признавал заемщиков, злоупотребляющими своими правами и отказывал в тех или иных процедурах. Но речь пока о единичных случаях. Думаю, что не больше 10», — рассказал РБК Новосибирск Ветров.

Один из таких случаев. В марте 2016 год суд признал жителя Новосибирской области Валерия Овсянникова банкротом, но от выплаты долгов не освободил. Общий долг Овсянникова перед четырьмя банками превысил 630 тысяч рублей. Каждый месяц мужчина должен был выплачивать 23 тысячи рублей. Работая грузчиком, получал на руки всего 17 тысяч рублей.

Судья посчитал, что заключая кредитные договоры, мужчина заранее знал, что не сможет выполнять свои обязательства перед кредиторами. Более того, заявляя о банкротстве, он надеялся именно на списание долга и его невозврат.

Дёмин приводит в качестве примера еще ряд подобных дел, которые рассматривались в Ханты-Мансийском автономном округе, Калининградской области, Чувашской республике. «Суд принимает решение о несписании долгов, если выявлены случаи недобросовестного поведения должника, фиктивное или преднамеренное банкротство. Обычно это: банкротство по долгам, которые нельзя списать по закону (моральный и материальный вред, алименты), сокрытие сделок по имуществу, непредоставление полных данных о доходах, неоплата финансовых обязательств при появлении возможности, а направление средств на улучшение своих материальных условий (продано имущество и с продажи не погашен долг, а куплено другое имущество). Финансовой недобросовестностью признают, что фактический доход превышает платежи по кредитам, но кредиты не оплачиваются, либо фактический доход не позволяет оплачивать кредиты и банкрот берет на себя заведомо невыполнимые обязательства



Законодательные новеллы-2017

Сейчас в Госдуме рассматривается ряд законодательных инициатив, касающихся процедуры банкротства. В частности депутаты рассмотрели законопроект Правительства России о снижении с 1 января этого года госпошлины за заявление о банкротстве физлица с шести тысяч рублей до трехсот рублей.

Демин считает, что введение упрощенных процедур банкротства может создать больший риск мошеннических схем.


«Как следствие, суды будут меньше списывать долги, что скажется негативно на обычных гражданах, — уверен Демин. — ​Еще одна инициатива защищает права кредиторов, а не банкротов. Это продажа единственного жилья должника. Обычных граждан этот закон может выгнать на улицу, а вот мошенники смогут выйти «сухими из воды» - они и так чаще всего не оформляют на себя никакое имущество. Из последних послаблений для банкротов: снижение размера госпошлины с 6000 рублей до 300. Но перед этим подняли оплату арбитражному управляющему с 10 тысяч до 25 тысяч. На наш взгляд, эффективней было бы снизить затраты на обязательные публикации (около 10 тысяч рублей в одной процедуре за публикацию сведений о банкроте в Коммерсанте)».


По мнению Виталия Ветрова, изменения в законе о банкротстве физических лиц не скажутся на количестве заявлений о банкротстве.

«Все, кто хотел и так пошли в суд. Основные проблемы это не расходы. А возможность оспорить сделки в рамках дела о банкротстве, наличие или отсутствие признаков злоупотребления правом со стороны должника».

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/nsk/freenews/5897e6759a794710cdb8f80c