Вопрос недели: стоит ли ужесточать закон «О тишине»

Источник: РБК

Дата материала: 22 сентября 2017 

Эксперт: Виталий Ветров

Депутаты новосибирского Заксобрания предложили поправки к закону «О тишине». Согласно изменениям, владельцев домашних животных будут штрафовать, если их питомцы нарушают тишину за пределами установленных законом рамок

РБК Новосибирск обратился к авторитетным жителям Новосибирска с вопросом: стоит ли ужесточать меры контроля тишины?

Дмитрий Прибаловец, депутат Совета депутатов города Новосибирска:

— Честно говоря, немного странный законопроект. Шутка такая родилась, что у авторов, скорее всего, соседи с шумной собакой. У меня была ситуация: соседи уходили из дома, их собака выла и скулила до тех пор, пока они не приходили. Я понимаю, что такое слушать — тяжело, но, всё же, это не первоочередная задача, которую нам бы следовало решать. У нас же есть запрет на шум после 11 вечера. Вряд ли стоит в этой области устраивать какие-то еще законодательные инициативы.

Евгений Пономарев, глава Госжилинспекции Новосибирской области:

— Первый вопрос: кто это будет контролировать? Полиция или сами депутаты ходить будут? Второй: как действовать, если в частном секторе залаяла одна собака, а затем остальные — мы будем учитывать при протоколировании инициатора? У нас других-то проблем не осталось, так что эта, видимо, самая важная. Шум шуму рознь.

Надежда Ланцова, директор ассоциации «ЖКХ-Эксперт»:

— Мне кажется ужесточать, конечно, надо. Но не в сфере животных. Одно дело, когда в доме находится какая-то организация или рядом идет стройка — это сильный шум. Как бороться с шумом? Не знаю. Если бы было до конца внятно разработанное законодательство — эти меры были бы успешными.

Вадим Агеенко, депутат Заксобрания:

— Знаете, есть такая вещь «физиология». Ее же нельзя запретить бумажкой. Не думаю, что это правильный путь. Однако, я понимаю, откуда тут растут ноги: есть бизнес разведения питомцев. Многие разводят собак и кошек прямо в доме. И вот эти питомцы разыграются под вечер, а унять-то их как? И всё же, часто сам хозяин заинтересован в нивелировании шума питомцев.

Виталий Ветров, управляющий партнер в юридической фирме «Ветров и партнеры»:

— Я бы предложил депутатам заняться более полезными делами. А животный шум, при всем моем уважении, не самая большая проблема, которую нужно и можно решать.

Вера Ганзя, депутат Государственной думы:

— Это надо спросить у животных: перестанут ли они лаять после принятия этого закона. Шум, конечно, раздражает, но с этим вряд ли что- то можно сделать. Единственный выход у владельцев животных — избавиться от них, что бессердечные и сделают. Лучше заняться отловом и стерилизацией бездомных животных. И, наконец, заняться людьми, которые этих несчастных животных сделали бездомными. 

Антон Каннуников, координатор проекта «За права заемщиков» регионального отделения ОНФ:

— Мое мнение: депутатам Законодательного собрания НСО следовало бы подумать о более насущных проблемах. Например, о повышении инвестиционной привлекательности региона, о снижении кредитной задолженности. Нужно разрабатывать законы, которые позволят увеличить доходы бюджета. Нужно повышать качество жизни граждан, думать о росте доходов бюджетников, пенсионеров, социально-незащищенных граждан.

Поверьте, отсутствие продуктов в холодильнике и денег на оплату услуг ЖКХ их беспокоит больше, чем лай соседской собаки. Сытые и счастливые люди просто не будут обращать внимание на такие мелкие неурядицы.

Ссылка на источник: http://nsk.rbc.ru/nsk/22/09/2017/59c4bc3a9a7947089e9c5fef?from=main

Рекомендуем почитать  наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалами в Разделе "Статьи".

 

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги

                                                                                                                                                                                                                                                                             

                                                                                                                                                                                                           


Банкротство – не волшебная таблетка

Дёмин уверен, что банкротство как способ уйти от долгов воспринимают очень немногие: «Процедура обязует проанализировать поведение банкрота за 3 года до подачи заявления: его доходы, расходы, сделки, справки, увольнения, повышения. Причем, это делает не только арбитражный управляющий, но и кредиторы. Юристы банков поднимают все документы, которые подавал банкрот при получении кредитов, ищут малейшую лазейку, чтобы сохранить долг. Подготовиться к такой процедуре обычный гражданин, не обладающий хорошими юридическими навыками, вряд ли сможет. На нашей практике количество людей с явно подозрительными и мошенническими намерениями крайне мало — в нашей практике менее 2%».

По словам Виталия Ветрова, управляющего партнера юридической фирмы "Ветров и партнеры" сейчас формируется судебная практика, когда банкрота не освобождают от выплаты долга. «Не стоит считать, что банкротство это универсальная и волшебная таблетка, которая избавляет от всего и всех. Есть случаи, когда суд признавал заемщиков, злоупотребляющими своими правами и отказывал в тех или иных процедурах. Но речь пока о единичных случаях. Думаю, что не больше 10», — рассказал РБК Новосибирск Ветров.

Один из таких случаев. В марте 2016 год суд признал жителя Новосибирской области Валерия Овсянникова банкротом, но от выплаты долгов не освободил. Общий долг Овсянникова перед четырьмя банками превысил 630 тысяч рублей. Каждый месяц мужчина должен был выплачивать 23 тысячи рублей. Работая грузчиком, получал на руки всего 17 тысяч рублей.

Судья посчитал, что заключая кредитные договоры, мужчина заранее знал, что не сможет выполнять свои обязательства перед кредиторами. Более того, заявляя о банкротстве, он надеялся именно на списание долга и его невозврат.

Дёмин приводит в качестве примера еще ряд подобных дел, которые рассматривались в Ханты-Мансийском автономном округе, Калининградской области, Чувашской республике. «Суд принимает решение о несписании долгов, если выявлены случаи недобросовестного поведения должника, фиктивное или преднамеренное банкротство. Обычно это: банкротство по долгам, которые нельзя списать по закону (моральный и материальный вред, алименты), сокрытие сделок по имуществу, непредоставление полных данных о доходах, неоплата финансовых обязательств при появлении возможности, а направление средств на улучшение своих материальных условий (продано имущество и с продажи не погашен долг, а куплено другое имущество). Финансовой недобросовестностью признают, что фактический доход превышает платежи по кредитам, но кредиты не оплачиваются, либо фактический доход не позволяет оплачивать кредиты и банкрот берет на себя заведомо невыполнимые обязательства



Законодательные новеллы-2017

Сейчас в Госдуме рассматривается ряд законодательных инициатив, касающихся процедуры банкротства. В частности депутаты рассмотрели законопроект Правительства России о снижении с 1 января этого года госпошлины за заявление о банкротстве физлица с шести тысяч рублей до трехсот рублей.

Демин считает, что введение упрощенных процедур банкротства может создать больший риск мошеннических схем.


«Как следствие, суды будут меньше списывать долги, что скажется негативно на обычных гражданах, — уверен Демин. — ​Еще одна инициатива защищает права кредиторов, а не банкротов. Это продажа единственного жилья должника. Обычных граждан этот закон может выгнать на улицу, а вот мошенники смогут выйти «сухими из воды» - они и так чаще всего не оформляют на себя никакое имущество. Из последних послаблений для банкротов: снижение размера госпошлины с 6000 рублей до 300. Но перед этим подняли оплату арбитражному управляющему с 10 тысяч до 25 тысяч. На наш взгляд, эффективней было бы снизить затраты на обязательные публикации (около 10 тысяч рублей в одной процедуре за публикацию сведений о банкроте в Коммерсанте)».


По мнению Виталия Ветрова, изменения в законе о банкротстве физических лиц не скажутся на количестве заявлений о банкротстве.

«Все, кто хотел и так пошли в суд. Основные проблемы это не расходы. А возможность оспорить сделки в рамках дела о банкротстве, наличие или отсутствие признаков злоупотребления правом со стороны должника».

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/nsk/freenews/5897e6759a794710cdb8f80c