Вопрос недели: а о чем вы спросили бы Владимира Путина?

Источник: РБК Новосибирск

Эксперт: Виталий Ветров

Дата материала: 16 июня 2017

На уходящей неделе в России состоялась «прямая линия» с президентом Владимиром Путиным. РБК Новосибирск обратился к новосибирским политикам и бизнесменам, чтобы узнать, какой вопрос они задали бы главе государства
 
Юлия Свитковская, директор компании «HR-trend»:

— Я бы попросила президента обратить внимание на заботу о здоровье детей. На сегодняшний день большинство обследований, и все лечение качественное и комплексное можно получить только платно в частных медицинских центрах. Также бы я спросила: какие изменения планируются в здравоохранении?

Максим Марков, полномочный представитель Российской гильдии управляющих и девелоперов по Новосибирску и Новосибирской области:

— Вопрос Александра Кычакова о снижении ключевой ставки ЦБ остался фактически без ответа, я бы все-таки попытался добиться от Владимира Владимировича ответа на следующий вопрос: «Кто знает, когда начнется рост потребительской активности, и кто за это отвечает в финансово-экономическом блоке правительства».

Виталий Ветров, управляющий партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры»:

— Честно говоря, не вижу смысла в прямых линиях. И не вижу смысла задавать вопросы. Поэтому, наверное, спросил только о нем. В чем смысл прямых линий, если их проведение является еще одним подтверждением плохого управления, недостатков внутренней и внешней политики, проблем в экономике и прочем. Кроме прямых линий, неужели нет иных инструментов управления или взаимодействия с населением?

Светлана Каверзина, председатель Новосибирского регионального отделения партии «Яблоко»:

— У меня вопрос один: что у нас со сменяемостью власти? 

Евгений Пономарев, начальник государственной жилищной инспекции Новосибирской области:

— Для полноты восприятия я представил, что вопрос надо задать не заочно, а при личной встрече. Я пытался задать вопрос, который меня волнует и не смог. Те вопросы, которые ставит жизнь, это мои вопросы, и мне их решать. Не стоит в поисках ответа на них надеяться на помощь президента. Единственное, я, скорее всего, просто бы посочувствовал ему, но молча. Тяжело, проживая свою жизнь, думать о судьбах людей многомиллионной страны. Есть по мотивам ответов Путина реакция на местах, проверки, разборы, уголовные дела. Не понимаю, почему для решения текущих проблем нужно личное слово президента!

Алексей Низковский, директор ГКУ Новосибирской области «Центр регионального развития»:

— Я пока не могу дать ответ на этот вопрос, так как он очень специфический. Над ним надо думать. Пока бы ничего у него не просил — сначала надо подумать. Если что-то просить, то это будет только один раз. Поэтому, чтобы спросить что-то серьезное, надо думать.

Евгений Дубинин, директор биотехнологической компании EpiGene:

— Наверное, вопрос такого плана: будут ли какие-то упрощения для малого бизнеса, для доступа в медицинскую сферу. Имеется в виду, для местных производителей. Действующая система регистрации она достаточно сложная. Она требует не только больших финансовых вложений, но и временных. Если мы поддерживаем высокотехнологичный бизнес — будет ли какая-то упрощенная схема для доступа к рынку?

Сергей Дьячков, управляющий партнер DSO Consulting:

— Мне у Путина нечего спрашивать.

Ссылка на материал: http://nsk.rbc.ru/nsk/16/06/2017/5943b5209a7947ac0fc2af1d?from=main

Рекомендуем почитать  наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалами в Разделе "Статьи".

 

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги

                                                                                                                                                                                                                                                                             

                                                                                                                                                                                                           


Банкротство – не волшебная таблетка

Дёмин уверен, что банкротство как способ уйти от долгов воспринимают очень немногие: «Процедура обязует проанализировать поведение банкрота за 3 года до подачи заявления: его доходы, расходы, сделки, справки, увольнения, повышения. Причем, это делает не только арбитражный управляющий, но и кредиторы. Юристы банков поднимают все документы, которые подавал банкрот при получении кредитов, ищут малейшую лазейку, чтобы сохранить долг. Подготовиться к такой процедуре обычный гражданин, не обладающий хорошими юридическими навыками, вряд ли сможет. На нашей практике количество людей с явно подозрительными и мошенническими намерениями крайне мало — в нашей практике менее 2%».

По словам Виталия Ветрова, управляющего партнера юридической фирмы "Ветров и партнеры" сейчас формируется судебная практика, когда банкрота не освобождают от выплаты долга. «Не стоит считать, что банкротство это универсальная и волшебная таблетка, которая избавляет от всего и всех. Есть случаи, когда суд признавал заемщиков, злоупотребляющими своими правами и отказывал в тех или иных процедурах. Но речь пока о единичных случаях. Думаю, что не больше 10», — рассказал РБК Новосибирск Ветров.

Один из таких случаев. В марте 2016 год суд признал жителя Новосибирской области Валерия Овсянникова банкротом, но от выплаты долгов не освободил. Общий долг Овсянникова перед четырьмя банками превысил 630 тысяч рублей. Каждый месяц мужчина должен был выплачивать 23 тысячи рублей. Работая грузчиком, получал на руки всего 17 тысяч рублей.

Судья посчитал, что заключая кредитные договоры, мужчина заранее знал, что не сможет выполнять свои обязательства перед кредиторами. Более того, заявляя о банкротстве, он надеялся именно на списание долга и его невозврат.

Дёмин приводит в качестве примера еще ряд подобных дел, которые рассматривались в Ханты-Мансийском автономном округе, Калининградской области, Чувашской республике. «Суд принимает решение о несписании долгов, если выявлены случаи недобросовестного поведения должника, фиктивное или преднамеренное банкротство. Обычно это: банкротство по долгам, которые нельзя списать по закону (моральный и материальный вред, алименты), сокрытие сделок по имуществу, непредоставление полных данных о доходах, неоплата финансовых обязательств при появлении возможности, а направление средств на улучшение своих материальных условий (продано имущество и с продажи не погашен долг, а куплено другое имущество). Финансовой недобросовестностью признают, что фактический доход превышает платежи по кредитам, но кредиты не оплачиваются, либо фактический доход не позволяет оплачивать кредиты и банкрот берет на себя заведомо невыполнимые обязательства



Законодательные новеллы-2017

Сейчас в Госдуме рассматривается ряд законодательных инициатив, касающихся процедуры банкротства. В частности депутаты рассмотрели законопроект Правительства России о снижении с 1 января этого года госпошлины за заявление о банкротстве физлица с шести тысяч рублей до трехсот рублей.

Демин считает, что введение упрощенных процедур банкротства может создать больший риск мошеннических схем.


«Как следствие, суды будут меньше списывать долги, что скажется негативно на обычных гражданах, — уверен Демин. — ​Еще одна инициатива защищает права кредиторов, а не банкротов. Это продажа единственного жилья должника. Обычных граждан этот закон может выгнать на улицу, а вот мошенники смогут выйти «сухими из воды» - они и так чаще всего не оформляют на себя никакое имущество. Из последних послаблений для банкротов: снижение размера госпошлины с 6000 рублей до 300. Но перед этим подняли оплату арбитражному управляющему с 10 тысяч до 25 тысяч. На наш взгляд, эффективней было бы снизить затраты на обязательные публикации (около 10 тысяч рублей в одной процедуре за публикацию сведений о банкроте в Коммерсанте)».


По мнению Виталия Ветрова, изменения в законе о банкротстве физических лиц не скажутся на количестве заявлений о банкротстве.

«Все, кто хотел и так пошли в суд. Основные проблемы это не расходы. А возможность оспорить сделки в рамках дела о банкротстве, наличие или отсутствие признаков злоупотребления правом со стороны должника».

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/nsk/freenews/5897e6759a794710cdb8f80c