Подвезли до банкротства

Источник: Коммерсант

Дата материала: 28 сентября 2017 

Эксперт: Виталий Ветров

Основатель автодилера «Макс моторс» настаивает на признании себя несостоятельным

В отношении совладельца ГК «Макс моторс» Владимира Сафронова, задолжавшего по договорам поручительства около 1 млрд руб., введена процедура банкротства — реструктуризация долгов. Иск о признании несостоятельным главы крупнейшего новосибирского автодилера подало аффилированное с ним физлицо, директор ряда компаний, совладельцем которых является господин Сафронов, Сергей Каменев. Истец и ответчик настаивали в суде на процедуре реализации имущества должника. Сам Владимир Сафронов уже обжаловал это решение суда.

Новосибирский арбитраж ввел в отношении гендиректора и совладельца крупнейшего автодилера Новосибирской области группы компаний «Макс моторс» Владимира Сафронова процедуру банкротства — реструктуризацию долгов. Заявление о признании главы ГК несостоятельным подал Сергей Каменев, возглавляющий, по данным «СПАРК-Интерфакс», ООО «Сибавтосервис» и ООО «Мобильсервис», компании по техническому обслуживанию и ремонту автотранспортных средств, которыми в равных долях владеют супруги Владимир и Лариса Сафроновы.

Группа компаний «Макс моторс» еще год назад была крупным новосибирским автодилером, в ее портфеле были марки Audi, Jeep, Land Rover, Mazda, Mitsubishi, Subaru, Volkswagen, Renault, УАЗ. Бенефициар — Владимир Сафронов. По данным «СПАРК-Интерфакс», он является владельцем и совладельцем 31 компании, связанной с ГК «Макс моторс». Оборот группы не раскрывается. В 2015 году выручка АО «Макс моторс престиж» составила 849 млн руб., АО «Макс моторс премьер» — 561,8 млн руб. С лета 2016 года «Макс моторс» по инициативе дистрибуторов утратил почти все дилерские контракты. Иски о банкротстве рассматриваются в отношении ЗАО «Макс моторс объект», ЗАО «Макс моторс престиж», ЗАО «Макс моторс сити». В ООО «Макс моторс премиум» в августе 2017 года введена процедура конкурсного производства. Осенью прошлого года в СМИ появилась информация о том, что часть активов компании выставлена на продажу (автосалон на ул. Дачной площадью 3,5 тыс. кв. м и несколько земельных участков). Общая сумма продаваемых активов составила около 360 млн руб. Как уточнил „Ъ“ Даниил Прудников, директор компании MDBroker, которая выступала брокером в сделке по реализации объектов, интерес к ним был, однако продавцу и потенциальным покупателям не удалось договориться о цене. Сейчас этих активов нет в публичной продаже, отметил он.

Как следует из материалов дела, задолженность господина Сафронова перед Сергеем Каменевым составляет 1 млн руб. Договор займа между сторонами был заключен в 2015 году, срок возврата средств — декабрь 2016 года. Поручителем по договору выступила Лариса Сафронова. В мае 2017 года Октябрьский райсуд взыскал солидарно с супругов Сафроновых 1 млн руб. в пользу Сергея Каменева. Обязательства по возврату задолженности не были исполнены. Обратившись в новосибирский арбитраж, кредитор просил ввести в отношении господина Сафронова процедуру реализации имущества. Сам господин Сафронов, как сообщалось в суде, также не возражал против введения в отношении него этой процедуры. По информации „Ъ“, сумма долгов господина Сафронова по договорам поручительства составляет около 1 млрд руб.

Из материалов дела следует, что Владимир Сафронов трудоустроен в ЗАО «Макс моторс проект», его среднемесячный размер зарплаты составляет 51,7 тыс. руб. Кроме этого, он имеет доход в виде пенсии. Суд нашел основания для введения в отношении должника процедуры реструктуризации долгов, учитывая, что у него есть ежемесячный доход, а также им не предоставлены сведения о наличии или отсутствии движимого и недвижимого имущества для реализации с целью погашения задолженности.

Сам Владимир Сафронов не согласился с выводами суда и подал апелляционную жалобу. К рассмотрению она пока не принята. Комментарии от него и Сергея Каменева получить не удалось. Как уточнил „Ъ“ источник, знакомый с материалами дела, господин Сафронов обжалует процедуру реструктуризации долгов: «Он просит ввести в отношении него процедуру реализации имущества. Он не против того, чтобы его признали банкротом — выплатить такие финансовые обязательства невозможно».

Это не первое дело о банкротстве владельца крупного новосибирского автодилера. В августе 2016 года процедура реструктуризации долгов была введена в отношении совладелицы ГК «СЛК-моторс» Натальи Ждановой, в марте 2017 года введена процедура реализации имущества. В сентябре 2017 года конкурсный управляющий «СЛК-моторс север-спорт» Андрей Гарфутдинов подал в суд заявление о привлечении госпожи Ждановой и ЗАО «Менеджмент групп», управлявшего «СЛК-моторс север-спорт», к субсидиарной ответственности на 1,6 млрд руб. ГК «СЛК-моторс» являлась дилером марок Toyota, Nissan, Hyundai, Lexus, Audi, Volvo, Ford, Lada, Mitsubishi и Porsche, представляла Toyota и Lexus в Барнауле. Общая задолженность группы — текущая и просроченная — называлась на уровне 2,5 млрд руб.

«Возможно, что в данном случае бизнесмен собирается рассчитаться с долгами, полностью или частично, прекратить обязательства перед кредиторами и поставить точку в этом процессе»,— полагает управляющий партнер юрфирмы «Ветров и партнеры» Виталий Ветров.

Ссылка на источник: https://www.kommersant.ru/doc/3422752

Рекомендуем почитать  наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалами в Разделе "Статьи".

 

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги

                                                                                                                                                                                                                                                                             

                                                                                                                                                                                                           


Банкротство – не волшебная таблетка

Дёмин уверен, что банкротство как способ уйти от долгов воспринимают очень немногие: «Процедура обязует проанализировать поведение банкрота за 3 года до подачи заявления: его доходы, расходы, сделки, справки, увольнения, повышения. Причем, это делает не только арбитражный управляющий, но и кредиторы. Юристы банков поднимают все документы, которые подавал банкрот при получении кредитов, ищут малейшую лазейку, чтобы сохранить долг. Подготовиться к такой процедуре обычный гражданин, не обладающий хорошими юридическими навыками, вряд ли сможет. На нашей практике количество людей с явно подозрительными и мошенническими намерениями крайне мало — в нашей практике менее 2%».

По словам Виталия Ветрова, управляющего партнера юридической фирмы "Ветров и партнеры" сейчас формируется судебная практика, когда банкрота не освобождают от выплаты долга. «Не стоит считать, что банкротство это универсальная и волшебная таблетка, которая избавляет от всего и всех. Есть случаи, когда суд признавал заемщиков, злоупотребляющими своими правами и отказывал в тех или иных процедурах. Но речь пока о единичных случаях. Думаю, что не больше 10», — рассказал РБК Новосибирск Ветров.

Один из таких случаев. В марте 2016 год суд признал жителя Новосибирской области Валерия Овсянникова банкротом, но от выплаты долгов не освободил. Общий долг Овсянникова перед четырьмя банками превысил 630 тысяч рублей. Каждый месяц мужчина должен был выплачивать 23 тысячи рублей. Работая грузчиком, получал на руки всего 17 тысяч рублей.

Судья посчитал, что заключая кредитные договоры, мужчина заранее знал, что не сможет выполнять свои обязательства перед кредиторами. Более того, заявляя о банкротстве, он надеялся именно на списание долга и его невозврат.

Дёмин приводит в качестве примера еще ряд подобных дел, которые рассматривались в Ханты-Мансийском автономном округе, Калининградской области, Чувашской республике. «Суд принимает решение о несписании долгов, если выявлены случаи недобросовестного поведения должника, фиктивное или преднамеренное банкротство. Обычно это: банкротство по долгам, которые нельзя списать по закону (моральный и материальный вред, алименты), сокрытие сделок по имуществу, непредоставление полных данных о доходах, неоплата финансовых обязательств при появлении возможности, а направление средств на улучшение своих материальных условий (продано имущество и с продажи не погашен долг, а куплено другое имущество). Финансовой недобросовестностью признают, что фактический доход превышает платежи по кредитам, но кредиты не оплачиваются, либо фактический доход не позволяет оплачивать кредиты и банкрот берет на себя заведомо невыполнимые обязательства



Законодательные новеллы-2017

Сейчас в Госдуме рассматривается ряд законодательных инициатив, касающихся процедуры банкротства. В частности депутаты рассмотрели законопроект Правительства России о снижении с 1 января этого года госпошлины за заявление о банкротстве физлица с шести тысяч рублей до трехсот рублей.

Демин считает, что введение упрощенных процедур банкротства может создать больший риск мошеннических схем.


«Как следствие, суды будут меньше списывать долги, что скажется негативно на обычных гражданах, — уверен Демин. — ​Еще одна инициатива защищает права кредиторов, а не банкротов. Это продажа единственного жилья должника. Обычных граждан этот закон может выгнать на улицу, а вот мошенники смогут выйти «сухими из воды» - они и так чаще всего не оформляют на себя никакое имущество. Из последних послаблений для банкротов: снижение размера госпошлины с 6000 рублей до 300. Но перед этим подняли оплату арбитражному управляющему с 10 тысяч до 25 тысяч. На наш взгляд, эффективней было бы снизить затраты на обязательные публикации (около 10 тысяч рублей в одной процедуре за публикацию сведений о банкроте в Коммерсанте)».


По мнению Виталия Ветрова, изменения в законе о банкротстве физических лиц не скажутся на количестве заявлений о банкротстве.

«Все, кто хотел и так пошли в суд. Основные проблемы это не расходы. А возможность оспорить сделки в рамках дела о банкротстве, наличие или отсутствие признаков злоупотребления правом со стороны должника».

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/nsk/freenews/5897e6759a794710cdb8f80c