Оперный банкрот

Дата материала: 5 октября 2015 года

Источник: НГС Новости

Эсперт: Виталий Ветров

Оперный банкрот

Сбербанк лишает Владимира Кехмана должности директора за личный долг в 4,5 млрд — будущее оперного театра теперь под вопросом

Сбербанк России намерен сделать директора оперного театра в Новосибирске и художественного руководителя Михайловского театра в Санкт-Петербурге Владимира Кехмана одним из первых в стране физлиц-банкротов за долг в 4,5 млрд руб. Соответствующий иск банк подал 1 октября в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Господин Кехман сообщил, что решение о своем банкротстве только приветствует. Корреспондент НГС.НОВОСТИ спросила экспертов, чем это грозит оперному театру, где под руководством Кехмана продолжается капитальный ремонт.

Директор Новосибирского театра оперы и балета и художественный руководитель Михайловского театра в Санкт-Петербурге Владимир Кехман претендует на звание одного из первых в России банкротов. Сбербанк России обратился с соответствующим требованием в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области 1 октября. В этот день в стране начал действовать закон о банкротстве физических лиц — вступили в силу изменения в № 476-ФЗ от 29 декабря 2014 года «О несостоятельности (банкротстве)».

Суд намерен рассмотреть возможность процедуры банкротства в отношении крупного поставщика фруктов, компании JFC, которую возглавлял Кехман. В 2000-х дела шли настолько хорошо, что JFC владела плантациями в Эквадоре и Коста-Рике, строила собственные терминалы и склады в Санкт-Петербурге, приобретала морские суда, а самого Кехмана называли «банановым королем», напоминает Forbes. Компания JFC удачно пережила кризис 2008 года, но в 2011-м столкнулась с убытками. В начале 2012 года JFC объявила себя банкротом.

Общая задолженность компании лишь российским юридическим лицам оценивалась в 38,5 млрд руб. Кехман тогда воспользовался процедурой банкротства: неимущим его признал суд Лондона.

Личное банкротство, развивает идею Forbes, было частью стратегии, ограждающей основателя JFC от обязательств перед кредиторами. Но те все равно подали на него в суд, и против Кехмана было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. Это обстоятельство не помешало Владимиру Кехману сохранить пост директора Михайловского театра. А в марте 2015 года после скандала с оскорбившей православных активистов оперой «Тангейзер» министр культуры Владимир Мединский дал ему еще одну руководящую должность — директора Новосибирского театра оперы и балета.

Между тем долги компании JFC все еще солидные и превышают 18 млрд руб. Крупнейшие кредиторы — Сбербанк (6 млрд руб.) и Банк Москвы (входит в группу ВТБ; 4,49 млрд руб.), пишет газета «КоммерсантЪ». Кроме того, сам Кехман — правопреемник части долга компании. «Сбербанк действительно подал иск о личном банкротстве Владимира Кехмана в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Сумма задолженности — более 4,5 млрд руб.», — подтвердили в пресс-службе Северо-Западного отделения Сбербанка, отказавшись от дальнейших комментариев.

Управляющий партнер юридической компании «Ветров и партнеры» Виталий Ветров пояснил, что по закону о банкротстве физических лиц, вступившему в силу 1 октября, в случае признания гражданина банкротом арбитражный суд вправе вынести определение о временном ограничении права на его выезд из страны.

Кроме того, 5 лет после завершения банкротства и в ходе такой процедуры гражданин не может принимать на себя обязательства по кредитным договорам, не может подать заявление о самобанкротстве, а также 3 года не может занимать руководящие должности, к которым относится должность директора театра.

Генеральный директор «Сибирской юридической компании» Сергей Карпекин уточнил, что процедура банкротства занимает около полугода и является крайней мерой в отношении физлица. «Первое, на что направлена процедура банкротства, — реструктуризация долгов. Если она происходит, то человека банкротом не признают: под контролем финансового управляющего он должен честно-добросовестно рассчитываться с кредиторами. Тогда никаких негативных последствий это не влечет. Но если реструктуризация не помогает, тогда да — его признают банкротом, объявляют реализацию его имущества. Все ограничения — по выезду за границу и руководящим должностям — вступают в силу лишь в том случае, если после продажи имущества долг остается непокрытым», — пояснил Сергей Карпекин.

В апреле 2014 года с торгов был продан особняк Владимира Кехмана (стартовая цена — 90 млн руб.), на очереди, пишут «Ведомости», — вилла во Франции и предметы роскоши.

Тот факт, что Кехман уже признан банкротом в Лондоне, в России никакой роли не играет, говорит Виталий Ветров. «У банкротства есть территория действия. До 1 октября наш закон в принципе не знал такой вариации, как банкротство физического лица. Никаких правовых последствий для обанкротившегося за границей в России нет», — сообщил эксперт.

Читайте далее http://news.ngs.ru/articles/2273513/

Рекомендуем почитать наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалам в Разделе "Статьи".

 

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги