Геноцид предпринимателей: оценка инициатив законодателя, судебной практики

Эксперт: Виталий Ветров

Источник: Континент Сибирь

Дата материала: 21 февраля 2017 г.

Геноцид предпринимателей

Я бы не хотел, чтобы с учетом заголовка этого материала читатель подумал обо мне как о манипуляторе или человеке, видящем во всем происходящем только плохие стороны. Это не так. Прочтя мою колонку, надеюсь, вы согласитесь с наличием позитивных тенденций для истинных предпринимателей.

 

Как сказал один мой хороший знакомый, бизнесом целесообразно заниматься на одном рынке, если все находятся примерно в равных условиях. Подобное становится невозможным, когда один платит все налоги и сборы, а другой не платит и получает за счет этого дополнительную прибыль. При этом второй, наверное, считает первого крайне недалеким человеком, который не берет от ситуации максимум.

Также такая вот агрессивная налоговая оптимизация сопровождается легким или тяжелым «киданием» других контрагентов. Задолженность перед кредиторами растет, а погашать не хочется. Поэтому тут, например, может быть «отправка» компаний в далекие регионы, перевод на участника-офшорную компанию. Вариантов и фантазии хватает.

Поэтому не приходится удивляться, когда уровень недоверия растет. Становятся актуальными сервисы от «проверь контрагента» до «околоюридических» способов возврата задолженности.

Как бы государство и его институты ни ругали, тем не менее, видя определенный уровень бардака в отдельных вопросах, меняется само законодательство и практика его применения судами. Местами к лучшему.

Так, например, горячо любимые номинальные директоры, являющиеся порой ассоциальными личностями, злоупотребляющими алкоголем, наркотиками, перестают пользоваться популярностью.

Происходит расширение практики применения ст. 173.1-173.2 УК РФ, определяющей ответственность за создание организаций с использованием подставных лиц. В рамках налоговых споров происходит выявление указанных лиц и дача ими показаний, отрицающих свою причастность к деятельности компаний. Это позволяет с большой уверенностью квалифицировать данную организацию фирмой-«однодневкой», а самого налогоплательщика лицом, получившим необоснованную налоговую выгоду. Теперь от такого номинального директора уже требуются познания в области управления предприятия, ориентирование в бизнес-процессах, контрагентах.

Затем происходит расширение оснований и условий привлечения руководителей и бенефициаров (в том числе неформальных) компаний к субсидиарной ответственности. Помимо того, что с подачи налогового органа подобное реально и вне дела о банкротстве. Да, я не ошибаюсь. Вне и без дела о банкротстве. Так, после изменений закона о банкротстве подобное легализуется также и для всех желающих, у кого нет средств на самобанкротство (см. ФЗ от 28.12.2016 № 488-ФЗ). Хотя они могут подобное и до вступления в силу таких изменений.

Здесь также отмечу, что руководители и собственники компаний, которых по инициативе регистрирующего органа исключают из ЕГРЮЛ на основе ст. 21 Закона о государственной регистрации юридических лиц, также могут быть привлечены к субсидиарной ответственности.

А как вам возможность оспорить кредитором сделки должника по выводу активов без и вне дела о банкротстве? Тоже порой допускается и реально.

Если же возвращаться к теме налоговых споров, то показания свидетелей становятся важным стратегическим инструментом. Они всегда знают, как оно было на самом деле, как они подобное восприняли, или смогут отрицать все, что только можно. При наличии противоречий показаний и документов последним не обязательно будет отдано предпочтение.

Перечисленное — лишь малая часть того, что на самом деле происходит.

Но для тех, кто ведет свою деятельность «в белую», подобное может быть дополнительной мотивацией продолжать это делать. Ибо воздействие со стороны государственных органов осуществляется и в отношении нарушающих закон предпринимателей. При этом те предприниматели, которые раньше допустили какие-либо провинности, а сейчас пересмотрели свои подходы и встали на праведный путь, тоже не должны расслабляться. Принятие во внимание происходящего позволяет в настоящем времени минимизировать возможные негативные последствия таких ошибок прошлого. Позволяет защитить себя, свои активы и компанию.

Поэтому нет никакого геноцида. Есть только естественный отбор.

 

Виталий Ветров, управляющий партнер.

Ссылка на материал: http://www.ksonline.ru/263552/genotsid-predprinimatelej/

 

Рекомендуем почитать  наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалами в Разделе "Статьи".

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма "Ветров и партнеры" 
больше чем просто юридические услуги                                                                                                                                                                                                                                                                                   

Банкротство – не волшебная таблетка

Дёмин уверен, что банкротство как способ уйти от долгов воспринимают очень немногие: «Процедура обязует проанализировать поведение банкрота за 3 года до подачи заявления: его доходы, расходы, сделки, справки, увольнения, повышения. Причем, это делает не только арбитражный управляющий, но и кредиторы. Юристы банков поднимают все документы, которые подавал банкрот при получении кредитов, ищут малейшую лазейку, чтобы сохранить долг. Подготовиться к такой процедуре обычный гражданин, не обладающий хорошими юридическими навыками, вряд ли сможет. На нашей практике количество людей с явно подозрительными и мошенническими намерениями крайне мало — в нашей практике менее 2%».

По словам Виталия Ветрова, управляющего партнера юридической фирмы "Ветров и партнеры" сейчас формируется судебная практика, когда банкрота не освобождают от выплаты долга. «Не стоит считать, что банкротство это универсальная и волшебная таблетка, которая избавляет от всего и всех. Есть случаи, когда суд признавал заемщиков, злоупотребляющими своими правами и отказывал в тех или иных процедурах. Но речь пока о единичных случаях. Думаю, что не больше 10», — рассказал РБК Новосибирск Ветров.

Один из таких случаев. В марте 2016 год суд признал жителя Новосибирской области Валерия Овсянникова банкротом, но от выплаты долгов не освободил. Общий долг Овсянникова перед четырьмя банками превысил 630 тысяч рублей. Каждый месяц мужчина должен был выплачивать 23 тысячи рублей. Работая грузчиком, получал на руки всего 17 тысяч рублей.

Судья посчитал, что заключая кредитные договоры, мужчина заранее знал, что не сможет выполнять свои обязательства перед кредиторами. Более того, заявляя о банкротстве, он надеялся именно на списание долга и его невозврат.

Дёмин приводит в качестве примера еще ряд подобных дел, которые рассматривались в Ханты-Мансийском автономном округе, Калининградской области, Чувашской республике. «Суд принимает решение о несписании долгов, если выявлены случаи недобросовестного поведения должника, фиктивное или преднамеренное банкротство. Обычно это: банкротство по долгам, которые нельзя списать по закону (моральный и материальный вред, алименты), сокрытие сделок по имуществу, непредоставление полных данных о доходах, неоплата финансовых обязательств при появлении возможности, а направление средств на улучшение своих материальных условий (продано имущество и с продажи не погашен долг, а куплено другое имущество). Финансовой недобросовестностью признают, что фактический доход превышает платежи по кредитам, но кредиты не оплачиваются, либо фактический доход не позволяет оплачивать кредиты и банкрот берет на себя заведомо невыполнимые обязательства



Законодательные новеллы-2017

Сейчас в Госдуме рассматривается ряд законодательных инициатив, касающихся процедуры банкротства. В частности депутаты рассмотрели законопроект Правительства России о снижении с 1 января этого года госпошлины за заявление о банкротстве физлица с шести тысяч рублей до трехсот рублей.

Демин считает, что введение упрощенных процедур банкротства может создать больший риск мошеннических схем.


«Как следствие, суды будут меньше списывать долги, что скажется негативно на обычных гражданах, — уверен Демин. — ​Еще одна инициатива защищает права кредиторов, а не банкротов. Это продажа единственного жилья должника. Обычных граждан этот закон может выгнать на улицу, а вот мошенники смогут выйти «сухими из воды» - они и так чаще всего не оформляют на себя никакое имущество. Из последних послаблений для банкротов: снижение размера госпошлины с 6000 рублей до 300. Но перед этим подняли оплату арбитражному управляющему с 10 тысяч до 25 тысяч. На наш взгляд, эффективней было бы снизить затраты на обязательные публикации (около 10 тысяч рублей в одной процедуре за публикацию сведений о банкроте в Коммерсанте)».


По мнению Виталия Ветрова, изменения в законе о банкротстве физических лиц не скажутся на количестве заявлений о банкротстве.

«Все, кто хотел и так пошли в суд. Основные проблемы это не расходы. А возможность оспорить сделки в рамках дела о банкротстве, наличие или отсутствие признаков злоупотребления правом со стороны должника».

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/nsk/freenews/5897e6759a794710cdb8f80c