О преюдиции в спорах о правах на имущество и оффшор как форма злоупотребления правом

Галина Короткевич, партнер

© Depositphotos.com / olly18

О преюдиции в спорах о правах на имущество

Если у вас спор о правах на недвижимое имущество, если данный спор не последний между одними и теми же участниками, если при доказывании встал вопрос о преюдиции, если при всем этом где-то фигурирует оффшор, то рекомендуем внимательно почитать этот примечательный материал.

 

Судебный акт: Постановление Президиума ВАС РФ №14828/12 от 26.03.2013.

 
Номер дела: А40-82045/11-64-444

 

Фабула дела. 

 
ТСЖ обратилось с иском к компании об истребовании из чужого незаконного владения нежилых помещений, признании отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на нежилые помещения, аннулировании в ЕГРП записей о праве собственности ответчика на них, обязании передать помещения истцу в освобожденном от обременений третьих лиц виде. Исковые требования основаны на том, что помещения являются общей долевой собственностью собственников помещений жилого дома, и идентичны помещениям, истребованным истцом в судебном порядке из чужого незаконного владения у лица, которое впоследствии продало спорные помещения ответчику. 

 
Суды первой, апелляционной, кассационной инстанций сочли, что в удовлетворении исковых требований должно быть отказано. ПВАС РФ отменил все принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение. Давайте разбираться.

 

Позиция судов первой, апелляционной и кассационной инстанций.

 
1. Ответчик указал на то, что является добросовестным приобретателем спорных помещений. Право продавца на момент совершения сделки было должным образом зарегистрировано, покупатель не знал и не мог знать о притязаниях на приобретаемый объект третьих лиц.

 
2. ТСЖ не имеет права на иск, поскольку не является ни собственником, ни законным представителем собственника.

 
3. Истец не представил допустимых доказательств того, что спорные помещения находятся в общей долевой собственности собственников помещений жилого дома. Судебные акты по истребованию помещений из чужого незаконного владения продавца не являются таковыми, поскольку резолютивная часть не содержит выводов относительно принадлежности помещений, принадлежащих ответчику, к общей долевой собственности, а преюдициального значения данный судебный акт не несет, т.к. ответчик в рассмотрении данного спора не участвовал.

 
4. При вынесении судебного акта об истребовании помещений из чужого незаконного владения продавца суд принял во внимание письмо проектной организации, в соответствии с которым дом разработан по индивидуальному проекту и проект предусматривает большое количество помещений, не являющихся частями квартир и предназначенных для обслуживания более одного помещения в доме.

 
5. Спорные помещения прошли кадастровый учет и из их количественных и качественных характеристик, присвоенных органом кадастрового учета, не следует, что данные помещения отвечают характеристикам общего имущества многоквартирного дома.


Позиция Президиума ВАС РФ.

 
1. Нижестоящие суды неправильно применили положения пункта 4 совместного постановления Пленума ВС и ВАС РФ от 29.04.2010 №10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», а именно – суды не приняли во внимание, что указанные положения не распространяются на вопросы факта (отнесение имущества к общему имуществу многоквартирного дома), а касаются выводов о принадлежности имущества определенному лицу.  Иными словами, ПВАС указывает, что факт отнесения спорных помещений к общему имуществу жильцов в рамках спора, ответчиком по которому выступал продавец имеет преюдициальное значение для данного спора.

 
2. Ответчик, не участвовавший в рассмотрении первого спора, зарегистрирован в оффшорной зоне. Ответчик по первому делу и ответчик по данному спору связаны между собой, при этом их действия не отвечают признакам добросовестности и направлены на создание видимости приобретения спорных помещений третьим самостоятельным лицом. Данные обстоятельства не были оценены нижестоящими судами с точки зрения злоупотребления правом.


3. Регистрация права на спорное имущество в ЕГРП за оффшорной компанией не означает прекращения права общей долевой собственности жильцов на общее имущество в многоквартирном доме, подтвержденного судебным актом.


4. Учреждение оффшорной компании, регистрация за ней спорного имущества – это использование юридического лица для цели злоупотребления правом, что противоречит назначению конструкции юридического лица, а не подлежит судебной защите.


5. Использованная в расчетах между продавцом и покупателем вексельная схема позволяет сделать вывод, что  права по всем векселям принадлежат не продавцу, а физическому лицу-агенту, который не совершал передаточных надписей на них, а значит, спорные помещения приобретены ответчиком безвозмездно. Это дает право собственнику истребовать имущество в любом случае, даже у добросовестного приобретателя.


Комментарии.

 
1. Для начала, не совсем понятно, чем отличается «вопрос факта» (отнесение имущества к общему имуществу многоквартирного дома) от «вывода о принадлежности имущества определенному лицу». В данной ситуации, есть ощущение того, что «вопрос факта» подменил «вывод о принадлежности». Не уверены, что постановление 10/22 дает основания делать подобные заключения.


2. Далее, не совсем понятно, почему не был затронут вопрос о том, являются ли в принципе данные помещения по своим характеристикам помещениям, относимым к общему имуществу жильцов. Нижестоящие суды по этому поводу говорили многое, и ссылались на многочисленные документы и заключения. Если спорные помещения не могут быть признаны общим имуществом жильцов в принципе, можно ли ставить вопрос о злоупотреблении правом?


3. Тонкая грань между злоупотреблением правом и использованием всех способов защиты. В данном случае принадлежность ответчика к оффшорным компаниям перевесила чашу весов в сторону злоупотребления. Хотя говорить о том, что учреждение оффшорной компании было осуществлено только с одной единственной целью (регистрация права собственности на недвижимое имущество) должно быть основано на доказательствах, касающимся деятельности самой компании не только в рамках данного конкретного дела, но и за его пределами.

 

Если же подобное исследование не производилось, то с чего бы можно было делать вывод о единственности цели? К тому же, что мешает подобный подход распространять и на российские юридические лица, которые целенаправлено могут создаваться их учредителями именно для достижения конкретных целей (например, "балансодержатель" всего недвижимого имущества; правообладатель результатов интеллектуальной собственности; компания, предоставляющая услуги для обслуживания других компаний группы)? Однако последнее пока еще явно и открыто не встрачалась нам в арбитражной практики. Следует ли констатировать, что теперь мы сможем подобное все чаще встречать в практике и использовать для защиты интересов? Оставим пока это обсуждение в виде риторических вопросов. 


4. Ну и будем следить за новым рассмотрением дела.

 

 

Галина Короткевич

 

 

p.s  10 наиболее интересных материалов за последнее время:

1. Погрешность технического задания при разработке сайтов

2. Формула сайта: Успешный интернет-магазин от А до Я в Новосибирске

3. О XI Сибирских интернет-неделях в Новосибирске

4. Об особенностях требований к доказательствам в деле с участием ФАС РФ

5. О взыскании с ЕИО убытков за необоснованные выплаты и привлечение общества к ответственности

6. Налоговая служба как орган, на который не распространяется судебная власть

7. Как расторгнуть договор?

8. О полномочиях ЕИО в случае признания незаконным увольнения предыдущего ЕИО

9. Как размещение части земельного участка на красных линиях может не препятствовать его приватизации?

10. Ограждение как объект недвижимого имущества

Комментарии

Написать комментарий







Для оформления можно использовать bb-коды